Техники Гештальт-терапии на каждый день

 

Яро Старак, Тони Кей, Джеймс Олдхейм

Техники Гештальт-терапии на каждый день

Рискните быть живым

«Психотерапия» Москва

 


 

ББК88.8

УДК 150.7С 77

Яро СТАРАК, Тонн КЕЙ, Джеймс ОЛДХЕЙМ С 77   ТЕХНИКИ ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ: Рискните быть живым / Пер. с англ. родред. Г.П.Бутенко. — М.: Психотера-пия, 2009. - 176 с. 

Книга представляет собой сборник идей и упражнений гештальт-терапии. Она поможет читателю получить представление о психологичес­ких приемах, разработанных гештальт-терапевтами. Эти приемы с успе­хом могут применяться не только в психологической практике, но и в повседневной жизни, они служат расширению сознания, развитию способности воспринимать мир в его целостности и предназначены для тех, кто хочет научиться воспринимать себя ясно и четко и стать творцом собственной жизни.   

 Книга адресована психологам и психологам-консультантам, психо­терапевтам и групповым терапевтам, студентам  и аспирантам означен­ных специальностей, а также широкому кругу читателей — всем, кто рискует быть живым.

Перевод стихов, цитат и второй части Г.П. Бутенко        '

ISBN978-5-903182-64-0 

©  Яро Старак, Тони Кей, Джеймс Олдхейм, 2008 ©Издательство «Психотерапия»,  2009


 

ОГЛАВЛЕНИЕ

Часть 1.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРИЕМОВ

Глава 1. ЧТО ТАКОЕ ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ

И ЗАЧЕМ ОНА?

Джеймс

Тони

Яро

Фигура и фон

Глава 2. ОСОЗНАНИЕ

1. Внимание и избегание

2. Осознание

3. Внешняя зона (Сенсорное осознание)

  1. Внутренняя зона  (Сенсорное осознание)
  2. Средняя зона (Сенсорное осознание)

6. Средняя зона в повседневности

7. Рискните быть живым

Глава 3. ФИГУРА И ФОН

Бесконечность восприятия

  1. Значение и фигура-фон
  2. Звук и фигура--фон (Внешняя зона)
  3. Телесные ощущения и фигура--фон (Внутренняя зона)
  4. Чувства и фигура-фон
  5. Фиксация (Предметы)
  6. Фиксация на себе
  7. Фиксация (Другие)

Глава 4. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

  1. Осознание и ответственность
  2. Откровенное признание
  3. Еще одно откровенное признание

4. Беспомощность

5. Обобщения

6. Вопросы

  1. Ответственность и беззащитность
  2. Уравновешенность

9. Использование «НО»

Глава 5. СПОСОБНОСТЬ ОТВЕТИТЬ

  1. Способность к ответу и напряжения в теле
  2. Ответственность за свои потребности
  3. Одобрение
  4. Самоподдержка против зависимости

Глава 6. КОНТАКТ

  1. Фокусировка и фигура—фон
  2. Фигура—фон и выбор фокуса
  3. Ваши границы с миром
  4. Определение своих границ с другими
  5. Исследование вашего сходства
  6. Разница между контактом и слиянием
  7. Контакт и уход в себя
  8. Уход в среднюю зону
  9. Чего не хватает в окружении?
  10. Уход в себя — контакт — слияние
  11. Я? Четко или размыто?

Глава 7. ИЗБЕГАНИЕ

  1. Созидание и разрушение
  2. Проекция
  3. Проекция на людей
  4. Интроекция: родительские ценности
  5. Интроекция: «должен»
  6. Ретрофлексия
  7. Напряженность мышц и ретрофлексия
  8. Осознание потребностей
  9. Дефлексия

Часть II.

КАК  СМАСТЕРИТЬ  ШКАТУЛКУ

Глава 8. НЕЗАКОНЧЕННОЕ ДЕЙСТВИЕ

. 1. Незаконченное действие

Глава 9. КОНФЛИКТ

  1. Конфликт
  2. Избегание конфликта
  3. Преждевременное решение конфликта

    1. Гибкое решение

    2. Обнаружение полярности

    3. К интеграции конфликта

Глава 10. СЛЕДУЯ ХОДУ РАЗВИТИЯ

  1. Развитие внутри мира
  2. Развитие в вашей жизни
  3. Развитие вашего друга
  4. Конечная цель и путь развития..

Глава 11. ГЕШТАЛЬТ-ОБЩЕНИЕ

  1. Уровни общения
  2. Еще уровни общения

'3. "Я-Ты" общение

Глава 12. ТВОРЧЕСКИЕ КОМБИНАЦИИ
. 1.  Гештальт-осознание и креативность

Глава 13. РАБОТА СО СНОВИДЕНИЯМИ

  1. Запоминание сновидений
  2. Оживление сновидений

 3. Возвращение утерянных сновидений

4. Придание сути сновидению

' 5. Идентификация с персонажами сновидения

6. Идентификация с неодушевленными проекциями

7. Контакт между персонажами сновидения

8. Послание сновидения

9. Управление сновидениями

Глава 14. ПРОЖИВАНИЕ СВОИХ СНОВИДЕНИЙ

  1. Вредные и полезные люди
  2. Польза вредных отношений
  3. Цена вредных отношений
  4. Риск разрыва вредных отношений
  5. Творческое использование критики
  6. Творческое Использование наказания

Глава 15. РИСК БЫТЬ ЖИВЫМ. Заключение

Послесловие.

МУДРОСТЬ НАСТОЯЩЕГО

Библиография

Этот сборник идей и упражнений поможет вам получить пред­ставление о психологических приемах, разработанных гештальт-терапевтами. Эти приемы предназначены для того, чтобы научить­ся ясно и четко воспринимать мир и соответствовать ему. Восполь­зовавшись приемами, вы сможете обогатить свою жизнь и стать ее ТВОРЦОМ.

Все приемы, приведенные в книге, взаимосвязаны. И так же как плотник должен научиться пользоваться молотком, пилой и рез­цом no-отдельности до того, как он сумеет смастерить шкатулку, так и каждая личность лишь тогда сможет в полной мере использо­вать эти психологические приемы, когда достаточно искусно овла­деет каждым из них.

Мы советуем сначала просто прочесть текст и комментарии. Затем начните читать книгу сначала, выполняя упражнения, кото­рые покажутся вам интересными.

 

ЧАСТЬ 1

использование приемjd

ГЛАВА 1  

ЧТО ТАКОЕ ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ

И ЗАЧЕМ ОНА?

   Причина, по которой вы с ужасом

 воспринимаете смерть, заключается в том,

  что вы  не живете в настоящем!

                                                                                      Стэн Келеман

 

Эта книга -- результат наших общих трудов. Работая над    ней, мы то становились едины, как бы сливаясь в одно целое, то конфликтовали и спорили до изнеможения. Вопреки соав­торству, каждый из нас троих -- это личность со свойствен­ными именно ей чертами; попытка игнорировать наши различия во время написания начального варианта книги привела к    тому, что результат оказался забавным, но довольно безжизненным. Чтобы вдохнуть жизнь в свое творение, нам пришлось позволить себе полнее проявиться как уникальным  личностям. Поэтому в книгу были добавлены наши собственные коммен­тарии, выделенные в тексте кавычками.

Большая часть книги написана от первого лица множественного числа. В это «мы» входим и мы, трое авторов, и вы, читатель, а временами и все человечество.

 

Для начала мы спросили себя: «Что привлекло бы ваше, чи­татель, внимание? Что из полученного нами от гештальт-терапии может стать полезным и для вас? Вот нашиответы.

 

ДЖЕЙМС

«С того момента, как я занялся гештальт-терапией, я очень изменился, сохранив свою суть. Несравненно возросла свобо­да выбора в моей жизни, при этом в поведении сохранились наиболее важные для меня черты. Я уже не следую неким пред­начертанным путем, а скорее в каждый момент времени ре­шаю, в каком направлении мне идти. Я сильный, честолюби­вый человек, и тем не менее у меня есть время для любимой. Я работаю с неистовой напряженностью и отдыхаю радостно и свободно. Став на путь гештальт-терапии, я стал отчетливее воспринимать окружающий меня мир и увидел существую­щее в нем многообразие для общения с людьми.

Жизнь легка с закрытыми глазами. Мир непониманья и забот Непременно свой конец найдет без меня и без моих страданий.

Джон Леннон

Более ясное ощущение себя и окружающего мира не сдела­ло мою жизнь беспроблемной, но сколько в ней стало красок! Во взаимоотношениях с людьми я стал более отважным и ощу­тил свои возможности. Иногда у меня появляется чувство, буд­то я сижу на брыкающейся лошади, а мир проносится мимо меня в бешеном темпе: краски его сливаются в одно пятно, а потом вдруг все проясняется по-новому. Случается, что меня уязвляют и задевают ситуации, от которых прежде, возмож­но, я был защищен, но Теперь, рискуя быть живым, я чувствую любовь окружающих, а раньше не позволял себе слышать даже тех, кто ценит и любит меня. Стараясь быть неуязвимым, за­нимая оборонительную позицию, я невольно, неосознанно со­здавал преграды для ощущения их заботы.

Вы спросите, зачем пробовать, для чего рисковать? Риск де­лает мою жизнь свежее, интереснее и полнее. Каждый раз, рис­куя проявить что-то, мне характерное и чего окружающие, возможно, не приемлют, я могу оказаться непонятым и отверг­нутым ими. В жизни любое действие приводит к тем или иным последствиям, некоторые из которых могут довольно дорого мне стоить. Прежде чем оказаться в вероятно болезненной для меня ситуации, мне следует взвесить, стоит ли результат уси­лий. Каждый поступок должен иметь цель, и только я сам могу решить, стоит ли рисковать в данный момент времени и стоит ли игра свеч.

Изменилось мое миропонимание: я вижу, что нет ничего постоянного, все находится в непрерывном движении. Я полу­чил обычное образование, меня учили видеть мир с очень оп­ределенной точки зрения: законы Ньютона были верными, пока Эйнштейн не внес в них изменений; и казалось, что ро­дительский дом будет существовать всегда и сами они будут жить вечно. Но люди умирают и вещи меняются. И вместо того, чтобы всегда сожалеть или всегда приветствовать изменения, теперь я могу просто наблюдать их и воспринимать такими, какие они есть. Я могу раньше других увидеть истоки и начало изменений, поэтому они ранят и задевают меня не так сильно. Я верю в собственные силы, в то, что способен стоять на соб­ственных ногах — как кошка, которая, упав с крыши, всегда приземляется на ноги.

Гештальт-философия — это не просто позитивный подход к жизни, это еще использование ее отрицательных моментов для творчества. Меня и по сей день посещают сомнения, я по-пре­жнему избегаю встреч с некоторыми людьми и стараюсь не за­ниматься некоторыми вопросами. Но теперь я внимательно при­слушиваюсь к «негативным мыслям» о позитивных вещах, ког­да они как бы нашептывают мне: «Это утомительное занятие, тебе нужен новый подход» или «Этот человек собирается при­чинить тебе вред или напасть на тебя».

Я имею дело исключительно с конкретной реальностью, я верю лишь тому, что вижу и чувствую в действительности, а не моим мыслям о том, что я вижу и чувствую. Иногда поэти­ческим абстракциям все же удается поймать меня в ловушку, но значительно реже, чем прежде».

Загадка учителя: «Луна исчезает с морозного неба, половина ночи прошла. С кем же мне размышлять над этим холодным отражением на кристальной поверхности пруда?»

Ответ ученика: «Становится поздно. И раз тут никого нет, с кем можно поговорить, схожу-ка я в туалет и лягу в по­стель».

Жоэль Хоффман

 

тони

«Мое первое знакомство с гештальт-терапией состоялось на одном из трехдневных занятий. Я пришел туда, чтобы по­пытаться разрешить некоторые семейные вопросы, с которы­ми я безуспешно старался разобраться уже много месяцев. В этой группе я испытал сатори — пробуждение, и жизнь моя изменилась.

Я чувствовал себя двигающимся в темном тоннеле, из кото­рого, казалось, нет выхода. Какое-то время я был в панике: ка­залось, что я застрял здесь навсегда. Но постепенно стал созна­вать, что в конце есть свет, и, преодолевая огромную боль и страх, стал медленно продвигаться к нему, пока вдруг не ощу­тил, что вырвался в чудесный сад, залитый солнечным светом.

Ничего похожего по силе и остроте до тех пор я не чувство­вал. Медленно и обстоятельно я приступил к изучению гештальт-терапии, что позволило мне усвоить полученные знания.

По образованию я физик-прикладник. Гештальт-терапия очаровала меня своей экспериментальной сущностью. Здесь не надо зубрить и безусловно заглатывать какие-то догмы, ко­торые должны были бы объяснить мне собственное поведе­ние. Вместо этого мне предложили самому понять, как я реа­гирую вы различных ситуациях и как это — быть мной. Часто у меня бывают самые невероятные инсайты относительно мо­его поведения, иногда результаты невелики. И это не предоп­ределено заранее. Теперь я понял, что могу пользоваться геш-тальт-упражнениями — они дают мне возможность опреде­лить, над чем работать дальше. Я будто бы в физической лабо­ратории. Я обнаружил, что нет необходимости в детальном и рациональном объяснении собственного поведения. Без сом­нений, общая теория гештальт-терапии вполне доступна. Но как и в физике, эта теория основана на практике и проверяет­ся опытным путем: она может указать путь к дальнейшим экс­периментам, но достоверность ее должна всегда проверяться жизнью. Фактически теория гештальт-терапии является очень обобщенной, поэтому я крайне редко нахожу противоречия между нею и собственным опытом. Более того, я могу пользо­ваться экспериментами для того, чтобы заполнить пробелы в своей собственной теории о себе.

 

Изменения, произошедшие в моей жизни со времени зна­комства с гештальтом, совершенно очевидны. Внешность моя изменилась настолько, что порой вызывает недоумение окру­жающих. Я довольно давно бородат и уже пять лет не стригся. Последнее, насколько я понимаю, было бунтом против суро­вости и подчиненности моей жизни, с чем я теперь не желаю мириться. А первое возникло из осознания, что я ненавижу ежедневное утреннее царапанье лица, именуемое бритьем, особенно если учесть, насколько ничтожен урожай волос, сни­маемых при этом. Внешним изменениям сопутствовали и внут­ренние. (Хочу ли я того или нет, мой внешний вид длинново­лосого и бородатого молодого человека в джинсах вызывает, например, у таможенного чиновника совсем иную реакцию, чем в случае гладко выбритого физика в костюме и при галсту­ке). В некотором смысле я, Тони, все тот же. Я по-прежнему узнаю и принимаю себя (даже если окружающие уже не мо­гут!). Но теперь я делаю это охотно и с симпатией к себе, а не нехотя и осуждая. Я перестал скрывать свои болевые точки и слабости. Раньше я боялся, что, показывая их, могу стать бо­лее уязвимым и слабым: страх этот оказался беспочвенным. Я научился верить в себя. Я верю, что могу сделать почти все, стоит мне только захотеть. Все больше я убеждаюсь, что сам творю свою жизнь. Все чаще я счастлив, и, что еще важнее, теперь я знаю об этом. Конечно, у меня и сейчас бывают пери­оды депрессии и отчаяния. Но теперь я научился понимать, как они приходят, и даже это состояние души я использую, чтобы, лучше поняв себя, разрешить возникшие проблемы и самому отвечать за свою жизнь. Я учусь быть терпеливым к своим разочарованиям и видеть в них плодотворную почву для собственного роста, вместо того чтобы избегать их. Мне стало понятнее, в каком направлении прилагать усилия, а от чего от­казаться. Я меньше боюсь контактировать с окружающими людьми, поэтому более охотно раскрываюсь и более располо­жен к ним. Я реже обижаюсь на них, хотя поначалу казалось, что такое поведение приведет к обратному. И если все же меня что-то задевает, это оказывается вовсе не так смертельно, как я думал раньше. Я не строю в своем воображении воздушных замков, а живу в реальном мире, как сказал однажды о себе. Ричард, один из моих лучших друзей: «Я заполняю собой всю Вселенную — до краев».

Избранный мною путь - не из легких. Однажды ступив на него, я понял, что дороги назад нет. Я уже не смог бы прикрыть­ся, беспомощностью («Сейчас я не могу вас слушать», «Я не хотел причинить вам неприятности», «Это не моя вина»). Я больше не могу отрицать, что в возникновении трудностей в отношениях с кем бы то ни было есть и мой вклад. Для меня стало очевидно — я ответственен за то, что делаю, за то, кто я есть, независимо от того, нравлюсь я себе или нет.

Можно предположить, что я изменился бы так же или по­добно тому просто так — по мере взросления. Но я в это не верю. Лишь исследуя свой внутренний мир, мы можем найти новые пути своего развития. У меня нет желания выдавать геш-тальт за универсальный путь к спасению. Но в нем я открыл для себя интерес и радость жизни, о которых не имел и пред­ставления: надеюсь, что вы, читатель, сможете понять, что геш-тальт предлагает и вам такую же возможность».

ЯРО

«Я сижу, пытаясь собраться с мыслями, и чувствую свою неудовлетворенность. Слова, такие правильные на бумаге, не в состоянии передать вам мой опыт, полученный с начала ра­боты в гештальте: вам придется испытать это самим.

Основное значение моей работы в гештальте связано с осоз- нанием — осознанием неприятностей, печалей, радостей и удач, осознанием попыток поделиться своими глубинными чувствами с другими людьми в тот момент, когда испытыва­ешь все это.

Одно из наиболее значительных изменений в моей жизни связано с осознанием того, что я — не статичное, неизменное существо, а нахожусь в непрерывном, бесконечном развитии, что я — часть мира, что я взаимодействую и общаюсь с други­ми, а они со мной.

Я нахожусь в процессе постоянного взаимодействия с вне­шним миром и с миром внутренним. Различные черты моего характера тоже взаимодействуют друг с другом.

Временами я испытываю замешательство: тогда я выхожу из контакта с окружающим миром и в результате живу во внут­реннем мире, который сам же и создал. Когда я начинаю осоз­навать границы и различия между моими представлениями о мире и тем, что реально существует «снаружи», я могу не спе­ша начать «играть» со своими фантазиями и использовать их в качестве помощников и источника энергии для творчества, а не в качестве топлива для депрессий.

Реальность — это жизнь здесь и сейчас в осознании себя и других, перетекающем без помех назад и вперед, как нужно мне. Волнителен контакт с тобой. Иногда в группе я ощущаю прилив энергии, витальность, жизнь, в касании — в ощуще­нии дуновения в воздухе. Я чувствую как течет энергия — от меня к другим и от других ко мне. Этот процесс полон жизни!

По мере развития моего сознания возрастает и число воз­можностей выбора, открытых мне. Выражая свой гнев жене и замечая, что она ко мне прислушивается и значит может из­мениться, я понимаю, что мой гнев вполне уместен в этом мире. Осознание — первый шаг в нахождении возможностей выбо­ра; в конечном счете я могу взять всю ответственность за свою жизнь. Это нечто такое, что должно быть прочувствовано и о чем трудно рассказывать — вот почему мы предлагаем вам в этой книге ряд экспериментов.

За годы обучения работе в гештальте я открыл для себя, что меняюсь будто сам но себе, не прилагая никаких особенных усилий. Происходящее со мной можно назвать постепенным изменением моего самосознания в сторону более уверенной, независимой, устойчивой личности.   .

В то время как я пишу, я спрашиваю себя: где я сейчас? И отвечаю: «Я — в развитии. И я буду в этом процессе до конца своих дней». Моя теперешняя жизнь и существование отлич­ны от прежних — теперь я способен ответить ясно и точно.

Я осознаю, чего хочу, когда хочу и могу ли реализовать свои желания — без ненужных повторений и противоречий в голо­ве. Гораздо чаще я полон энергии и жизненной силы. Правда иногда и нет, но это уже другая моя сторона. Я люблю, когда влюблен, и прошу, когда мне что-то нужно. Для меня это и есть способ быть живым здесь и сейчас, жить в этот момент своей жизни, перетекая из одного состояния в другое без уси­лий, подталкиваний, просто существуя.

За 20 или более лет, прошедших с момента первой публика­ции этой книги, я участвовал во многих инновационных со­бытиях в Австралии и за ее пределами. Я помогал с образова­нием гештальт-института в Брисбене и гештальт-центра в Сид­нее вместе с доктором Бэрри Бличарским. Позже мы стали уча­стниками Австралийской и Новозеландской Ассоциации Геш-тальта (GANZ). Также я участвовал в гештальт-тренингах в Ис­пании, Мексике, Германии, Швеции, Эстонии и Дании,' в ре­зультате чего эта книга была переведена на многие языки ».

ФИГУРА  И ФОН

Гештальт-терапия возникла в начале 1950-х годов в резуль­тате взаимодействия психоаналитика Фрица Перлза, гештальт-психолога и данс-терапевта Лауры Перлз и их сотрудников в Нью-Йорке и Калифорнии. Это стало частью гуманистичес­кой революции, известной как движение человеческих возмож­ностей и сконцентрированной вокруг Абрахама Маслоу, Вир­джинии Сатир и Карла Роджерса — они вместе с Фрицем Пер-лзом и другими заставили людей переоценить традиционный подход. Гештальт-терапия развивалась и внедрялась многими специалистами, в настоящее время существует довольно мно­го литературы на эту тему. Одной из наиболее сильных сто­рон гештальт-терапии, по нашему мнению, является ее экспе­риментальная природа. Открытия, которые последуют за вы­полнением приведенных в этой книге упражнений-экспери­ментов, не требуют принятия никаких догм прежде, чем эти упражнения будут опробованы.

Немецкое слово «гештальт» означает «форма, фигура». Оно впервые было использовано в психологических исследовани­ях Келером и другими, кто на рубеже веков занимался изуче­нием того, как мы создаем многозначное, выразительное це­лое из многих отдельных чувственных данных, получаемых из внешнего мира. Например, наблюдая корень, ствол, ветви и листья мы создаем целостное представление, называемое деревом. Части эти формируют целое, являющееся чем-то боль­шим, чем просто сумма частей. На этом маленьком примере, возможно, вы поймете, насколько велика роль наблюдателя в создании целостного представления, или «гештальта». Процесс распознавания любого объекта, формы или фигуры начина­ется с выделения его из окружения: объект должен быть ви­ден как фигура на фоне. Как только объект попадает в фокус и границы между ним и фоном четко определены, можно гово­рить о формировании «гештальта». Пока мы не всмотрелись пристально и не зафиксировали свое внимание, наше зритель­ное восприятие мира постоянно меняется: по мере того как интерес и внимание переходят от одного объекта к другому, выделяются новые объекты, прежние становятся фоном.

Перлз и его сотрудники расширили подобные наблюдения на разные области нашей психологической жизни и объеди­нили свои прозрения с психоаналитическими представления­ми Фрейда, райхианской работой с телом и с другими терапев­тическими знаниями.

По аналогии с описанным выше процессом восприятия, гештальт-терапевт верит в то, что каждая личность способна четко и гибко изменять сущность образа для выделения его из фона суммарного восприятия. Однако часто мы препятствуем этому естественному процессу и таким образом уменьшаем или даже теряем долю человеческого в нас. Аналитик-фрей­дист интересуется причинами, которые заставляют нас самих себя останавливать. Гештальт-терапевт побуждает нас найти и понять, как в этот конкретный момент мы ограничиваем свое сознание и как мы можем расширить сознание себя и своего мира. Поэтому гештальт-терапию часто определяют как «тре­нинг осознания». Об осознании и пойдет речь в нашей следу­ющей главе.

Ты сказал, что пришел искать. Мне нечего тебе дать,

кроме знания, как искать, — но ты думаешь,

что и так умеешь это делать.

Идрис Шах

ГЛАВА 2

ОСОЗНАНИЕ

Какой жестокостью ты должен обладать,

чтоб нежный стебель маргаритки

растоптать?

Хо-о

Основной тезис гештальт-терапии заключается в том, что осознание само по себе способно вызвать излечение. Большин­ство из нас в разные моменты своей жизни научились избе­гать осознания определенных частей своего «Я» и своего опы­та. Обычно мы уклоняемся от осознания, чтобы избежать пу­гающих нас и неприятных чувств.

Существует множество способов избегания осознания, мы подробно обсудим их чуть позже. Некоторые из общих при­меняемых способов избегания — это отвлечение внимания от негативных чувств, отрицание существования неприятных чувств и ставшее привычкой стремление не допустить ситуа­ций, в которых возможно повторение чувств или поступков, которых мы стремимся избежать.

УПРАЖНЕНИЕ 1. ВНИМАНИЕ И ИЗБЕГАНИЕ

Обратите внимание на то, что чувствуете сейчас. Полу­чаете ли вы удовольствие от чтения этой книги? Или вам скучно? Заставляете ли вы себя продолжать чтение или хотели бы заняться чем-то другим ? Осознаете ли вы, что, возможно, избегаете сейчас каких-то чувств? Уклонение, избегание — это на самом деле четко опреде­ленные действия, требующие затрат энергии. Ребенок рожда­ется со свободным сознанием и позже научается блокировать его либо по примеру родителей, либо исходя из собственного опыта, который убедил его в необходимости этого блокирова­ния. Таким образом, блокирование собственного сознания — это манипулирование самим собой.

Как первый часто встречающийся результат — избегание постепенно переходит в привычку, как только мы перестаем осознавать, что действительно чего-то избегаем. Блокируя осознание, мы не только тратим энергию, но и препятствуем возникновению естественной реакции в своем поведении, ко­торая должна была бы проявиться. Если мы отказываемся ви­деть ситуации, способные вызвать у нас злость, то мы никогда и не рассердимся. Используя таким образом блокирование осознания, мы рискуем потерять какую-то часть самих себя, становясь эмоциональными калеками. Работая с осознанием, очень важно научиться улавливать момент, когда мы начинаем терять состояние осознания. Не парадокс ли это — как можно научиться осознавать отсутствие осознания? Простейший способ — это усвоить технику избе­гания. Поскольку теряя осознание, мы каждый раз пользуем­ся этой техникой и приемами, то вполне возможно проследить ход наших мыслей и задним числом поймать тот момент, ког­да осознание было потеряно. Скука, смущение, замешательство, безжизненность, безот­четный страх, обеспокоенность, чувство одиночества и изо­лированности — все это проявления бытия вне осознания. В следующем упражнении вы попытаетесь определить грани­цы собственного осознания. На первый взгляд это упражне­ние очень простое, на самом же деле оно из самых трудных.

УПРАЖНЕНИЕ. ОСОЗНАНИЕ

Будучи в одиночестве или лицом к партнеру, обратите вни-.    мание на то, что вас окружает. Выберите какой-нибудь предмет и вслух детально опишите его, используя выра­жение «сейчас я осознаю...» Закончите это предложение описанием цвета или формы выбранного вами предмета. Старайтесь по возможности давать простые описания и отмечать наиболее очевидные детали окружения. Осоз­найте свою склонность интерпретировать эти первичные осознания и придавать им привычную форму.

Например:

Сейчас я осознаю овал белого цвета, очерченный

ободком более светлого тона.

Сейчас я осознаю длинный желтый предмет.

Сейчас я осознаю круглую часть ваших карих глаз,

отблески света в них.

Интерпретацией последнего наблюдения может быть: «Вы внимательно смотрите на меня».

«Будьте гибкими и изобретательными в своих описани­ях: используйте ваши глаза, уши, осязание и обоняние».

«Мне кажется весьма полезным полное погружение в это упражнение на некоторое время — например, на пять минут. Обычно в какой-то момент я ловлю себя на том, что мысли мои витают неизвестно где, и тогда я мягко, но настойчиво возвращаю себя к формуле «сейчас я осоз­наю, что...»»

«Обращая внимание на такую первичную сенсорную ин­формацию, я начинаю осознавать, что же на самом деле происходит, в отличие от того, каковы мои представле­ния о происходящем. В результате я начинаю взаимо­действовать с окружающей меня реальностью, а не с соб­ственными фантазиями о ней».

«Окружающий меня мир становится более полным».

Мы зачастую склонны говорить: «Я вижу твою серьезную улыбку» или «счастливый вид» или «ты хорошо выглядишь». Старайтесь по возможности не прибегать к таким оценочным суждениям: они толкают вас в русло собственного жизненно­го опыта, ибо используют сравнения, взятые из прошлых вос­поминаний и переживаний. Для вас же важно осознать, что происходит именно сейчас. «Сейчас я вижу твои глаза, они прекрасны и напоминают мне туман в лунную ночь» — это, конечно, красиво сказано и, возможно, правда. Но совсем не это мы имеем в виду, когда говорим об ощущениях и осозна­нии. Проведите грань между тем, что вы видите на самом деле и тем, где вы делаете выводы и представляете себе что-то. Та­кие первичные сенсорные данные — это основа всех пережи­ваний и одни из немногих четко определенных примет в на­шей жизни. Очень важно уметь разделять реальность воспри­нимаемого нами и наши представления и мысли об этом. Меж­ду ними есть качественное различие. Эта грань и есть то, что стоит между реальностью и воображаемым миром.

В течение своей жизни я часто отвергал один авторитет только затем, чтобы заменить его другим. В сущности я бо­ялся мысли о том, что в мире есть кто-то еще похожий на меня, кто знает меня так же хорошо. Теперь я пришел к ощу­щению, что совсем не обязательно прибегать к авторите­там, чтобы узнать, зачем и как жить. Наши нервы, глаза и уши должны начать проникать сквозь пелену, что они спле­ли для нас, в то время как наши руки хотят объять мир, а сердца — почувствовать его. Мы должны заново открыть свою способность ПРОБОВАТЬ САМИМ. Тогда мы тоже сможем судить о мире.

К. Брукс «Сенсорное осознание»

Мы обогатимся, если приучим себя проверять время от вре­мени качество своего существования. Нам следует развивать навыки отслеживания своих ощущений и осознания. На са­мом деле, мы можем стать очень чувствительными к момен­там избегания и, обратив внимание на чувства, которые со­путствуют актуальному моменту избегания, сумеем еще раз исследовать аспекты себя, являющиеся ключом к дальнейше­му росту. Например, если вы обнаружите, что вместо того, что­бы принимать участие в дискуссии, ваши мысли где-то вита­ют, то первым шагом на пути к управлению собой может стать осознание того факта, что вы мечтаете среди бела дня. Сюда входит определение продолжительности ваших ежедневных мечтаний, их причин и, наконец, признание того, что вы это делаете. В следующий раз оказавшись в состоянии такого ви­тания, мысленно вернитесь к тому моменту, когда «выключи­лись» из окружения и ушли в фантазии. Что случилось в этот Момент? Может быть, вы пытались избежать чувства гнева, печали, скуки или вины?

Когда ситуация, приведшая нас к потере осознания проис-­
ходящего, станет ясна, следующий шаг — это решить, стоит
ли находиться в состоянии полного осознания и насколько по­-
лезно избегание. Когда вы ходите вокруг больничной ограды,
ваши основные чувства могут быть столь удручающими, что,
возможно, и стоит «выключиться». Важно, чтобы вы знали,
что у вас есть выбор — выключаться или нет. Большинство
людей не подозревают о его существовании: они проводят боль­-
шую часть своей жизни в «выключенном» состоянии.              

Быть «выключенным» означает, что вы не осознаете того, что происходит в данный момент. Но этот момент — это все, что есть. Остальной мир продолжает жить, как и всегда, но все, что мы можем испытать в настоящем, происходит в нашем  сознании именно сейчас. Мы не можем непосредственно сей­час ощущать наши воспоминания, мечты или фантазии о бу­дущем. Они — наша коллекция сенсорных ощущений из про­шлого. В них мало неожиданного. Но если мы выберем быть «включенными», не уходить от осознания, настоящее вокруг нас становится рогом изобилия, полным волнующих сюрпри­зов и открытий.

Часто принято различать зоны осознания. Внешняя зона включает осознание всего происходящего во внешнем мире, то есть всего того, что «не-Я». Внутренняя зона относится к ощущениям внутри, «под кожей». Кожа «служит» границей между этими двумя зонами. Стоит отметить, что приведен­ные здесь определения зон осознания служат лишь моделью, весьма полезной для различения и узнавания нашего осозна­ния. Но эта модель имеет и границы применимости — она мо­жет стать нелепой, если ее рассматривать лишь как сочетание двух значительных деталей. Учитывая эти ограничения, если вы оказались в замешательстве при определении того, с какой из зон имеете дело, используйте следующий прием: если ощу­щения доступны только вам и никому другому, — это внутренняя зона; если они доступны и другим людям, то это, веро­ятно, внешняя зона.

Третью зону называют «средней зоной», там имеют место все процессы планирования, воображения, желания, анализи­рования, воспоминания и так далее. Но об этом позже.

Осознание — это одновременно делание и знание.

Джон Энрайт

Следующие два упражнения приведены для того, чтобы вы почувствовали внешнюю и внутреннюю зоны.

УПРАЖНЕНИЕ 3. ВНЕШНЯЯ ЗОНА

(Сенсорное осознание)

Сосредоточив внимание на внешней зоне, продолжайте предыдущее упражнение, завершая фразу «сейчас я осоз­наю...» Продолжайте осознавать то, что приходит к вам извне. Например:

Сейчас я осознаю черные полоски меж досок. Сейчас я осознаю обилие света в твоих глазах.

Наблюдайте реальность, а не свои мысли.

Фриц Перлз

УПРАЖНЕНИЕ 4. ВНУТРЕНЯЯ ЗОНА (Сенсорное осознание)

Продолжайте упражнение на осознание, на сей раз фо­кусируйте внимание на том, что происходит внутри ва­шей кожи.

Например:

Сейчас я осознаю давление ягодиц на кресло, в котором сижу. Сейчас я осознаю сухость во рту. Говоря сейчас, я осознаю першение в своем горле.

«Каждый раз, осознавая свое замешательство или чув­ствуя себя загнанным в угол и не понимая, что происхо­дит, я использую эти два упражнения для самоориента­ции. С их помощью я могу разобраться, что происходит во внешнем мире и что происходит внутри меня. Тогда, используя достоверную информацию, я могу переоце-­
нить свой мир и действовать наиболее ясным и приемле­-
мым на данный момент способом».                       .

«Выполняя это упражнение, я изумляюсь появлению ог­ромных сил и энергии в своем теле, чего обычно не чув­ствую и не осознаю. И сейчас я ощущаю свои ноги сто­ящими на ковре».

Осталось упомянуть о третьей, так называемой средней зоне. Осознание этой зоны качественно отличается от внешней и внутренней зоны, поскольку ее нельзя непосредственно свести к ощущениям, она абстрагируется от них. Размышления, фанта­зии, образы, воспоминания о прошлом и планирование будуще­го — это все активность средней зоны. Без нее мы потеряли бы свою человеческую сущность. Однако характерное для нашего общества преувеличение значения активности средней зоны ве­дет к подавлению внутренней и внешней зон.

УПРАЖНЕНИЕ 5. СРЕДНЯЯ ЗОНА (Абстрактное осознание)

Если есть возможность, работайте с партнером или пе­ред телевизором с выключенным звуком, заканчивая сле-дующие фразы:

Сейчас я осознаю... и думаю, что это означает, что... Если при выполнении упражнения перед вами оказался плачущий человек, вы могли бы сказать следующее: Сейчас я осознаю, что у тебя в глазах слезы (внешняя зона) и думаю — это значит, что ты опечален (средняя зона).

Я осознаю сейчас, что твои щеки покраснели (внешняя зона), думаю, что ты охвачен эмоциями (средняя зона). Я ощущаю, как по моей спине бегают мурашки (внутрен­няя зона), и думаю, что это от волнения (средняя зона).

Обратите внимание на различие между действиями во внешней («слезы на твоих глазах», «щеки покраснели») и внут­ренней («мурашки по спине») зонах и тем, как мы истолковы­ваем происходящее в средней зоне. Мы — не дикая стая зверей, зависящая при добыче пищи от остроты сенсорного восприятия. Большинство из нас, ур­банизированных людей, живет, пользуясь навыками позна­ния. Наибольшего успеха добиваются те, кто легко опериру­ет большим количеством абстрактных понятий. Они могут извлечь уроки из своего прошлого и опыта других людей, а также сделать обоснованный и точный прогноз на будущее, опираясь на прошлый опыт. Почти все наше формальное об­разование связано с развитием навыков познания. Поэтому в нашем обществе и доминирует средняя зона — в ущерб внут­ренней и внешней. Мы умеем блистательно мыслить, но те­ряемся перед видением или ощущением реального, очевид­ного. Но ведь и лучший в мире компьютер не может выдать полезный результат, если информация, которой он опериру­ет, является по сути мусором. Компьютерщики говорят: «заг­рузил мусор — получил мусор». Точно так же самый светлый ум бесполезен, пока ему не будет дана полезная «пища». А это зависит от способности видеть четко, то есть по сути «быть включенным».

Необходимо равновесие между тремя зонами; все они важ­ны для оптимального функционирования.

Предвидение того, что может случиться, или занятость тем, что уже произошло, не позволяет четко видеть, что же проис­ходит сейчас. Человеку, мечтающему о гамбургере или вспо­минающему о рыбных палочках, вряд ли понравится изыскан­ное второе блюдо — филе из телятины.

Невротическое страдание —.это страдание в воображении, страдание в фантазии.                            

Фриц Перлз

Размышления, образы, представления, воспоминания и планирование не связаны напрямую с сенсорными сигналами мозга. Они опираются на феномен абстрактного мышления, и мы будем называть их фантазиями.

Чтобы определить, насколько фантазия окрашивает фак­тические сенсорные ощущения, следует отделить наши ожи­дания от самих ощущений. Различия станут понятными, если мы научимся ощущать качественные различия внутренней, внешней и средней зон нашего сознания. «Когда я вспоминаю (средняя зона) прелесть лета, моря и солнца, я чувствую приятное тепло в своем теле. А теперь фокус моего сознания на воспоминании о женщине. Она в воде, а я, сидя на песчаном берегу, наблюдаю, как она плывет по направлению ко мне. Она выходит из воды, я вижу ее силуэт вырисовывающимся на фоне голубого неба. Я наблюдаю, как она медленно движется в мою сто­рону... Это воспоминание вызвало во мне грустное чув­ство. Я знаю, что грежу наяву, перебирая прошлое и же­лая сию минуту оказаться снова там, на пляже. Я позво­ляю себе испытывать эту печаль — она становится силь­нее, мое дыхание становится глубже и немного чаще. Внезапно моя грусть начинает исчезать, я отпускаю свое воспоминание, мое внимание переключается снова на происходящее вокруг [внешняя зона), здесь и сейчас».

Частности твоих переживаний не известны мне,

кроме как в твоих откровениях.

Фриц Перлз

Обозначение средней зоны словом «фантазия» — один из способов более четкого определения разницы между ней и дву­мя другими. Мы начали это в предыдущем упражнении. При- менение этого в реальной повседневной жизни гораздо слож­нее, но и здесь следует пытаться. Вот упражнение для начала.

УПРАЖНЕНИЕ 6. СРЕДНЯЯ ЗОНА В ПОВСЕДНЕВНОСТИ

Каждый день, между делом, старайтесь пользоваться сло­вами «я представляю, что...», «я думаю...» или «я верю, что...», когда они подходят к вашим действиям. Например: Мой друг уснул в соседней комнате, а ведь мы собирались пойти в кино. Думаю, что... ...он предпочел сон походу в кино. ...до начала фильма, видимо, осталось 20 минут.

Честно и без оценок используйте сферу деятельности и ак­тивность вашей средней зоны. Обращайте внимание на то, как часто вы мечтаете, уходя от реальности, а также на то, что про­исходит с вами при этом. Фантазии могут стать образом жизни. Иногда мы отказываемся от своих возможных планов из-за того, что мы представляем себя в состоянии неудачи: мы отказываемся от необычного поведения только потому, что у нас есть фантазии о том, к чему оно могло бы привести. Вот она, реальная опасность — мы можем так и не рискнуть, не попытаться жить.

Реальность — это не то, что вы хотели бы видеть,

и не то, какой вы ее представляете;

реальность — это то, что есть на самом деле.

Роберт Рингер

УПРАЖНЕНИЕ 7. РИСКНИТЕ БЫТЬ ЖИВЫМ

Составьте список своих планов, которые вы хотели бы выполнить. Сконцентрируйтесь на том замысле, кото­рый можно реализовать в обозримый срок. Запишите все неприятности, которые могут случиться с вами, если вы попытаетесь это сделать. Являются ли какие-либо из этих опасностей теми, которыми вы обычно останавливаете себя при воплощении своих замыслов в жизнь: подумай­те некоторое время о последствиях своих попыток. А за­тем рискните заняться этим делом и проверьте, сколько из ваших «катастрофических» ожиданий сбылось. Если что-то все же случилось — оказались ли последствия столь же плохими, как вы предполагали? Стоила ли игра свеч? И как вы себя чувствуете теперь?

Будучи замкнутыми в мире запретов наших мыслей и фан­тазий, мы не можем проверить или опровергнуть их мрачные предсказания до тех пор, пока мы не рискнем и не почувству­ем то, что случится на самом деле. Например:

«Если один из страхов, связанных с моим желанием на­учиться грациозно двигаться в танце, — это боязнь выг­лядеть глупо, я запишу последствия следующим образом: Они будут смеяться надо мной. Они отвернутся от меня. Я окажусь в одиночестве». «Если я выплесну злость на рассердившего меня старого приятеля, что произойдет? Это вконец расстроит нашу дружбу. Он больше не захочет меня видеть».

Попытка поиска смысла и приведения в систему первич­ных данных из внешней и внутренней зон осознания есте­ственна и свойственна человеку. Когда маленькая девочка впер­вые видит коробку, она, чтобы определить, что в коробку мож­но положить, должна ее тщательно исследовать. Кроме того, в ходе исследования ребенок выясняет, что — как ни поворачи­вай коробку — она все та же, хотя ее размеры в разных плоско­стях разные. Выяснив свойства этой коробки, ребенок обоб­щает их на все коробки. Примерно таким же образом девочка может научиться обобщать, что слезы означают грусть, а при­лив крови к лицу — злость. Но такие обобщения не всегда вер­ны. Слезы могут появиться от радости или от злости, румянец может означать волнение, а напряженная шея может быть след­ствием неудобного положения тела.

Осознание, если им пользоваться в том смысле, как мы его описываем, включает в себя концентрацию в течение доста­точно долгого времени, чтобы мы могли полностью прочув­ствовать предмет, привлекший наше внимание. Гештальт-под-ход предполагает тренировку нашей способности фокусиро-ваться. Установим контроль над этим психологическим дей­ствием в том месте, где заметим момент потери направления внимания и тем самым — потери осознания. Это позволит нам еще раз «взглянуть» на некоторые обобщения, которыми мы пользуемся. Как словесные метафоры становятся привычны­ми штампами («Слезы катились по ее лицу»), точно так же из чувств произрастают абстракции («тревога»). Хотя бывает удобно пользоваться абстракциями как некими короткими знаками, мы иногда забываем, что они являются лишь абст­ракциями и могут привести к заблуждениям. Фокусируя со­знание, мы можем выбрать — не делать эти автоматические интерпретации, а осознавать то, что есть, — фактически, это единственный путь видения мира.

Реальность есть не что иное, как сумма всех осознаний того, как вы переживаете здесь и сейчас.

Фриц Перлз

ГЛАВА 3

ФИГУРА И ФОН

Одинокая сосна на холме прорисовывается На низком и сером небе перед рассветом.

Аrogau

Из всего многообразия всевозможных ощущений мы вы­бираем лишь несколько и фокусируем на них свое внимание (как всегда — в каждый данный момент времени). Это выде­ленное нами ощущение становится «фигурой», обособленной от всех прочих, сливающихся в этот момент друг с другом на заднем плане и становящихся «фоном». Способностью к вы­делению четких и ясных фигур из окружающего их фона оп­ределяется то, насколько нам удается использовать окружаю­щий мир для удовлетворения своих потребностей и продолже­ния роста. Следующее упражнение даст вам возможность по­пытаться исследовать ваш способ взаимодействия с окружаю­щим миром.

УПРАЖНЕНИЕ 1. БЕСКОНЕЧНОСТЬ ВОСПРИЯТИЯ

Прислушайтесь еще раз к своим ощущениям. На сей раз определяйте, к какой из трех зон (внутренней, средней или внешней) принадлежат ваши ощущения. Как и раньше, начните с предложения «сейчас я осознаю ...» Если вы работаете с партнером, вы, возможно, будете опреде­лять что-то, касающееся него. Например:

«Сейчас я вижу блики света на своих часах» (внешняя зона).

«Сейчас я хочу знать, сколько времени» (средняя зона). «Сейчас я ощущаю холодок, касаясь своих часов» (внут­ренняя зона).

Продолжите упражнение, позволив своему вниманию свободно перемещаться из одной зоны в другую, и по­наблюдайте, насколько успешно вам это удается — как осознание возникает и вновь отходит на задний план все время меняющегося внешнего окружения.

«Как много происходит внутри меня и не меньше — сна­ружи! Не будучи способным сконцентрироваться на чем-то из происходящего, как бы я справлялся со всем этим?»

Остерегайся того, кого ненавидишь, им можешь оказаться ты сам.

Джордж Роснер

Мы постоянно концентрируем наше внимание; делая это, мы каждый раз выделяем фигуру из фона. Ни фигура, ни фон не могут существовать друг без друга: более того, их взаимо­действие и взаимоотношения и придают смысл нашему миру, позволяя его почувствовать.

Например, когда мы смотрим на сцену, процесс фокуси­ровки внимания поочередно «деструктурирует» и «реструк­турирует» наше восприятие сцены.

«Сейчас я сижу в комнате за небольшим столом и пишу. Как только я замечаю оранжевое пятно в правом углу зрительного поля, глаза мои останавливаются на нем. Пятно это оказывается ручками ножниц. Я отмечаю их расположение относительно стола, замечаю, что между раскрытыми лезвиями лежит липкая лента: и вдруг осоз­наю, что комната изменилась с тех пор, как я вошел в нее. Я помню ее другой, и это воспоминание заменяется ее новым восприятием». Прежнее зрительное восприятие «реструктурировано». Чтобы это произошло, мне нужно было узнать, что оно уста­рело и расформировать старую «сцену» путем поиска новой фигуры на фоне. Наша способность переключать внимание с одного объекта на другой и обнаруживать таким образом со-отношение частей друг с другом, а также с фоном и позволяет нам видеть смысл во всем доступном нам большом разнообра­зии восприятий. Возможно, вы захотите прочувствовать свои собственные процессы восприятия, тогда сделайте следующее упражнение.

УПРАЖНЕНИЕ. ЗНАЧЕНИЕ и ФИГУРА-ФОН

Сосредоточьтесь на чем-то крупном, например, на дру­гом человеке или на большом предмете в комнате. Как он смотрится на общем фоне? А теперь обратите внимание на какую-то часть выбранного вами большого объекта.

Например, глядя на другого человека, попробуйте уви­деть его лицо на фоне его фигуры и на фоне комнаты.

А теперь смотрите на еще более мелкие детали, напри­мер, на его глаза или на то, что отражается в его глазах. Оцените гибкость, с которой вы можете выделять фигу­ру из фона.

Продолжайте наблюдение, позволяя объектам лишь по­очередно оказываться в фокусе. Это поможет вам избе­жать размывания восприятия.

Обратите внимание на скорость, с которой вы можете чет­ко сформировать фигуру: попробуйте увеличивать скорость переключения внимания до тех пор, пока не сможете сформи­ровать четыре фигуры в секунду. Что происходит? А теперь попытайтесь замедлить этот процесс, затрачивая на выделение каждой фигуры много времени. Что теперь происходит?

«Торопливо перебегая глазами с одной фигуры на дру­гую, я обнаруживаю, что мне не хватает времени для того, чтобы по-настоящему закончить формирование фигу­ры—фона. А если я очень пристально и долго вглядываюсь (в течение минуты или больше), у меня появляется головокружение».

Чтобы зрительное восприятие имело смысл, мы должны выделить его из его окружения. Только тогда, когда объект выделен из окружающего фона, он имеет смысл или значе­ние. Точно так же одна лишь часть (деталь) машины не дает нам возможности мчаться по дороге, а одна лишь часть фило­софии мы не дает нам понять всей философии.

Мысль, идея, утверждение истинны только тогда и в том, где содержат истину. Нечто становится истинным, лишь согла­суясь со своим окружением. Нет окружения — нет и истины, вопреки тому, что люди могут себе думать.

Идрис Шах

Гештальт-философия уделяет много внимания зрительно­му восприятию: тому, как мы с помощью глаз выделяем фигу­ру из окружающего фона. Одним из наиболее значимых вкла­дов гештальт-терапии стало распространение представленной здесь модели на все другие наши ощущения, а также соотнесе­ние ее с нашей «эмоциональной» и «рациональной» жизнью. Подобие зрительных и иных восприятий можно легко проде­монстрировать.

УПРАЖНЕНИЕ. ЗВУК и ФИГУРА-ФОН (Внешняя зона)

Закройте глаза и прислушайтесь к раздающимся вокруг вас звукам. Пусть один из них овладеет вашим внимани­ем и станет фигурой на фоне остальных.

А теперь переключите внимание на другой звук, делая его фигурой, в то время как первый сливается с фоном. Не пытайтесь придать звукам смысл, определяя их ис­точник - просто слушайте сами звуки.

Это лучше удается с продолжительными звуками, мед­ленно возникающими, формирующимися и затем исчеза­ющими, например, как звук проезжающей мимо машины.

«Это действует на меня успокаивающе. Когда я просто слушаю звуки, не пытаясь их отмечать и определять их источник, я чувствую себя ребенком, лежащим в коляске на солнышке и окруженным жужжанием насекомых и пением птиц в полдень».

«Я больше всего люблю производное от этого упражне­ния — слушать чистый звук колокольчика в руке моего друга».

Точно так же мы можем обращать внимание на различные явления, происходящие в нашей внутренней зоне, где тоже можно вполне успешно формировать соотношение фигура-фон. Чем лучше нам это удается, тем больше у нас возможнос­тей осмыслить свой внутренний мир, тем лучше мы можем уяснить собственные потребности и собственные мечты. В этих способностях — корень самопознания. В следующем упражнении вы можете попробовать формировать фигуру— фон во внутренней зоне..

УПРАЖНЕНИЕ 4. ТЕЛЕСНЫЕ ОЩУЩЕНИЯ и ФИГУРА-ФОН (Внутренняя зона)

Попробуйте с закрытыми глазами почувствовать свои челюсти. Челюсть напряжена или расслаблена? Пусть челюсть станет фигурой на общем фоне ощущений ва­шего лица, во рту или в шее. Теперь переключите свое внимание на ягодицы. Им удобно? Переключайте вни­мание с одной части тела на другую, выделяя очередную часть в качестве фигуры (на фоне всего остального тела).

«Когда я не даю себе заснуть, проигрывая и переживая вновь все перипетии прошедшего дня или беспокоясь о . дне будущем, это упражнение очень полезно. Давая себе осознать ощущения различных частей своего тела, я могу наконец сойти с этой карусели и позволить себе почув­ствовать усталость».

То, что мы ощущаем эмоционально, есть проявление на­ших физических ощущений внутри нашего тела. С каждой эмоцией связан ряд телесных ощущений. Мы становимся «красными от гнева», «онемелыми от страха», «дрожащими от возбуждения». Эти реакции — наследие нашей эволюции и животного происхождения, они всегда являются верными признаками наших чувств. Если мы хотим понимать свои эмоции (а следовательно и себя) нам нужно учиться прислушиваться к этим сигналам.

Если мы хотим воспринимать свой мир эмоций, нужно най- ти время, чтобы концентрировать свое внимание на телесных ощущениях. Мы должны попытаться проявить ясную фигу­ру, отреагировать на нее и потом выделить из фона следую­щую фигуру. Это саморазвивающийся процесс, нам и не надо делать ничего другого, лишь обращать внимание на его разви­тие. Трудности обычно возникают лишь тогда, когда мы ак­тивно вмешиваемся, слишком сильно включая свою среднюю зону, тем самым искажая сигналы собственного тела и вводя самих себя в заблуждение.

Например, человек, у которого напряжения и боли в облас­ти шеи возникают всякий раз, когда он разговаривает со своим боссом, может игнорировать эти ощущения или связывать их с артритом. Если Он не осознает чувства негодования или злости по отношению к боссу, он, возможно, никогда так и не догада­ется, что именно начальник вызывает у него боли в шее. Чтобы придти к такому заключению, ему нужно было бы обратить внимание на боль: тогда его, возможно, озарило бы старое вос­поминание о тех случаях, когда он, испытывая негодование или злость, так или иначе не позволял себе их выражать. Злость и негодование неоднократно подавлялись с помощью напряже­ния мышц шеи. Впоследствии, сдерживая таким образом свое раздражение, направленное на начальство, он вновь подавлял чувства — как старые, так и новые. Со временем физическое подавление таких чувств становится привычным, и человек не осознает, каким способом ему удается оставаться на пути сдер­живания себя. Из этого довольно упрощенного примера стано­вится ясно, что человек, о котором идет речь, физически вредит себе постоянным нежеланием выражать свой гнев. Кроме того, он и есть его тело, в самом реальном смысле. Гештальт-терапев-ты убеждены, что огромное количество энергии, которое рас­ходуется на подавление нежелательных эмоций и тем самым постоянно и неосознанно блокируется, при своем освобожде­нии могло бы быть использовано гораздо более творчески и с положительным эффектом для самооздоровления.

«Уже несколько лет у меня присутствуют шейные боли, и теперь через эту боль очень медленно я прихожу к вы­воду, что она обусловлена моим невниманием к собствен ному телу. Однако, как станет видно из ниже сказанно­го, мне еще много чего надо понять. Для Меня рабочие совещания проходят обычно на чисто «рациональном» уровне — выражение каких бы то ни было чувств там не принято. На одном из таких совещаний я страшно рас­сердился на комментарий одного из коллег. Когда он за­кончил говорить, я высказал ему свою злость, контроли­руя при этом свой голос и жесты и по-прежнему сидя в кресле. В тот же момент, хотя я и не менял позы, меня пронзила довольно сильная боль в нижней части шеи — такая же, как при поднятии тяжестей. Взаимосвязь меж­ду сдерживанием злости и тем, что я делаю со своей шеей, до сих пор не совсем ясна для меня. Возможно, именно поэтому я снова и снова испытываю эту боль!»

Конечно, некоторые телесные ощущения гораздо труднее напрямую связать с подавлением каких-то чувств. Например, в случае чувства смутного беспокойства. Но и оно складывает­ся из множества конкретных ощущений в теле, которые мож­но распознать, если обращать на них внимание. Хотя нам и удается подавлять свои эмоции и обманывать себя в своих ощу­щениях, но физическая сущность этих подавленных чувств все равно продолжает существовать. Обращая внимание на физические проявления подавляемых чувств, мы зачастую спо­собны заново открыть для себя заблокированные эмоции. Сконцентрировавшись на телесных ощущениях, мы обнару­живаем вдруг натиск эмоций, что на первый взгляд кажется необъяснимым: но если попытаться продолжить этот процесс, мы сможем восстановить старые воспоминания.

«У меня постоянно напряжены мышцы ног. Я чувствую энергию, которая скапливается там, и осознаю, что с трудом передвигаю ноги, например, в танце. Мой мас­сажист, массируя однажды мои сильно напряженные ноги, стал вдруг совершать ими движения, имитируя мой собственный бег. Неожиданно я вспомнил себя стоящим у двери школы-интерната, куда был направлен после смерти родителей, и точно так же двигающим но­гами. Вместе с этим воспоминанием пришло понима­ние, что я хотел убежать — все равно куда, и что у меня не было пристанища».

Иногда нам требуется помощь, чтобы обратить внимание на свое тело. Лучше всего это удается с помощью терапевти­ческого массажа. Массажист обучен чувствовать те области тела, которые клиент блокирует (физические проявления бло­кировок не являются загадкой для опытного глаза), и, мягко массируя эти части тела, он помогает клиенту обратить на них внимание.

Начав однажды находить и осознавать способы, с помощью которых мы блокируем выражение собственных эмоций, не­вольно приходишь к выводу, что есть смысл подумать — а сто­ит вообще ли продолжать так себя вести?

Следующим шагом является интеграция повторно всплы­вающих воспоминаний. Позвольте себе полностью прочув­ствовать болезненные ощущения, которые изначально по этой причине и были забыты. Если вы почувствуете эту боль и перестанете ее избегать, она постепенно сойдет на нет, и вос­поминания останутся всего лишь воспоминаниями. Любая фигура (или чувство), отделяемая от фона, небесконечна, у нее ограниченное «время жизни»; новая фигура (чувство) возникает после увядания старой. Отказываясь обращать внимание (с благим намерением защитить себя от неприят­ных воспоминаний) на такие болезненные фигуры, мы не­вольно увековечиваем их: они остаются запертыми нашим старым стилем поведения, а сами мы не видим возможнос­тей другого существования. В противовес этому гештальт-подход предлагает осмелиться воспринять и осознать весь свой жизненный опыт.

В следующем упражнении вы можете попробовать расши­рить модель зрительного восприятия на другие чувства и эмо­ции. Чтобы сделать это, мы предлагаем придуманную ситуа­цию, которая у большинства людей вызывает множество быс­тро сменяющих друг друга эмоций.

УПРАЖНЕНИЕ. ЧУВСТВА и ФИГУРА-ФОН

Закройте глаза и представьте себе свою мать разговари­вающей с вами. Постарайтесь вспомнить, как она выг­лядит, во что одета, запах ее духов, ее позу, побудьте не­которое время вместе с этим воспоминанием.

Когда вы четко поймете, что хорошо ее себе предста­вили, скажите о своих чувствах к ней, но при этом не старайтесь быть логичным.

Перечисляйте чувства по одному; высказав очеред­ное, сделайте передышку и побудьте, поживите немно­го с этим чувством. Что вы ощущаете в своем теле, когда  описываете любовь, теплоту, гнев, разочарование? Ощу­тите переходы от одного чувства к другому.

Намеренно измените скорость, с которой вы перечис­ляете свои чувства к матери. Сравните свои ощущения, отличаются ли они в случае, когда вы прислушиваетесь к себе, и тогда, когда вы не даете себе прочувствовать ска­занное.

Вы заметили сходство между размытой картиной внешнего мира, когда взгляд быстро скользит с одного предмета на другой, и размытым видением своего внут­реннего мира? Вы заметили изменения в чувстве вол­нения от происходящего, когда заставляли себя остано­виться на каждой из фигур?

«Удивительно, насколько живой показалась мне моя мать и как много я хочу ей сказать — особенно если учесть, что она умерла двадцать два года назад — в каком-то смыс­ле она действительно не умерла!»

Позволяя себе полностью прочувствовать какое-либо ощу­щение, мы обнаруживаем существование поворотной точки, где оно достигает насыщения, а затем растворяется, исчезает, и другое чувство заменяет его. Если же мы блокируем опреде­ленное чувство, оно не исчезает. И мы как бы его чувствуем, хотя его нет в настоящем, вместо того чтобы по-настоящему пережить это чувство и закончить с ним. Для этого необходи­мы усилия, хотя мы можем и не отдавать себе отчета в том, что их прилагаем.Гештальт — это философия очевидного, реального. Невротик — тот, кто не видит очевидного.

Фриц Перлз

Блокировки осознания можно охарактеризовать — более подробно мы займемся ими в главе о способах избегания. Как бы там ни было, эти блокировки ведут к фиксации способов, которыми мы ощущаем и выражаем себя. Этим они ограни­чивают нашу способность к ответу на происходящее. Только полностью осознавая, что мы чувствуем, мы можем так же полно отвечать. Запреты, блоки фиксируют наши способы за­ведомо предсказуемого поведения и не позволяют гибко реа­гировать на происходящее. Они мешают нам развиваться и быть полновластными хозяевами собственной жизни. У каждого из нас есть своя подлинная жизнь, которую он хотел бы прожить.

Фриц Перлз

Мы связываем себя, не позволяя себе чувствовать и выра­жать всю свою многогранность. Уходя от видения окружаю­щего мира во всех его подробностях, сводя его лишь к обобще­ниям и абстракциям как к продукту языка, мы тоже связыва­ем себя.

Способность абстрагироваться есть величайшая ценность языка (а также уникальный и основополагающий признак на­шей человечности). Когда малыш впервые видит стул, он тра­тит массу времени на то, чтобы исследовать его, стараясь при­дать ему смысл. Через некоторое время он начинает видеть связь между этим стулом и всеми прочими; в конце концов он понимает, что на свете есть группа предметов, называемых сту­льями. Проблема заключается в том, что мы используем эту способность к абстракции не в полной мере, приучившись ви­деть лишь самые общие черты (например, возможности ис­пользования) вещей или событий и игнорируя тем самым их индивидуальные особенности. Ребенку, возможно, было ког­да-то сказано, что появление слез означает грусть: поэтому он может, увидев или ощутив слезы, не связать их с чувствами гнева или радости.

Такой процесс называется фиксацией и является результа­том неправильного использования способности к абстрагированию; в этом случае процесс абстракции реально препят­ствует восприятию происходящего вокруг. Попробуйте сделать следующее упражнение.

 

УПРАЖНЕНИЕ. ФИКСАЦИЯ

(Предметы)

Не вдаваясь в подробности, представьте себе два или три стола, находящихся в комнате, где вы сидите. Вы когда-нибудь рассматривали их внимательно? Вас интересова­ло, из чего они сделаны и как собраны? Что вы чувствуе­те по поводу каждого из них? Какой стол вам нравится больше, чем другие? А теперь осмотрите его тщательно. Удавалось ли вам зафиксировать образ этого стола в во­ображении до того, как вы внимательно его осмотрели?

«Я поразился неуклюжей конструкции стола, стоящего у моей кровати, отвратительному виду его сосновых ин­крустаций и дымчатого стекла на поверхности. Мне он не нравится, я избавлюсь от него».

УПРАЖНЕНИЕ. ФИКСАЦИЯ НА СЕБЕ

Какие определения вы используете применительно к себе? Подумайте о некоторых из них, например «упря­мый», «толстый», «парень что надо». Не связаны ли та­кие характеристики с тем, что вы кому-то, возможно, нравитесь именно таким? Всегда ли вы один и тот же или для разных людей вы охарактеризовали бы себя по-разному?

«Большую часть своей жизни я был «своим парнем», ко­торый никогда не задевает чувств других людей, всегда считается с их ощущениями, постоянно помогает им. Я хотел, чтобы люди любили меня, чтобы они нуждались во мне. И все же со многими мне это не удавалось, как я ни старался. Теперь я не прикладываю для этого столько усилий, и мне кажется, что гораздо больше людей любят и принимают меня — хотя иногда я бываю раздражите­лен и прямолинеен».

УПРАЖНЕНИЕ. ФИКСАЦИЯ

(Другие)

Подумайте о ком-нибудь из знакомых вам людей — на­пример, об однокласснике или начальнике. Какие опре­деления вы им даете? Какие роли вы исполняете, чтобы им подыграть или укрепить вас обоих в сложившемся стиле общения?

«Мой друг Вуди отличный рассказчик. Он развлекает меня, мне с ним хорошо, я позволяю ему развлекать меня, хотя чувствую, что за все долгие годы нашего зна­комства я так и не узнал его по-настоящему. Он стал для меня чем-то вроде приятного ходячего телевизора».

Как другие фиксируют себя в отношениях с миром?

Большую часть времени мы играем роли,

ходя вокруг да около, избегая соприкосновений

и столкновений...                                                  фриц Перлз

Охотник на оленей не видит гор — страдалец

Хакуин (Мастер Дзен, Xвек)

Меняя свою повседневную жизнь, вам нужно как-то ха­рактеризовать свои представления и свои чувства. Время от . времени отказывайтесь от этого и обращайте внимание лишь на изначальные признаки, которыми пользуетесь для харак­теристик. Описывайте свои зрительные представления в тер­минах лишь цвета, размера, освещенности или затемненнос-ти, а чувства — лишь в терминах телесных ощущений. Ха­рактеризуя ощущение, например, усталости, попробуйте по­чувствовать, что из телесных ощущений приводит вас к это­му выводу: может статься, что на самом деле вам просто смер­тельно скучно!

«Я узнал о себе одну вещь: как я реагирую на утвержде­ния других людей, которые, как я думал, были направ­лены против меня. Когда я слепо верил в собственную ' непогрешимость, я не замечал, насколько мне больно: вместо этого я думал, что я злюсь, и действовал соответ­ственно (и неадекватно)».

Фиксация ограничивает нашу гибкость и способность к адаптации. Она приглушает пульс жизни в этом вечно меняю­щемся мире, порой уверяя нас, что «мы это уже проходили». Однако каждый момент времени нов и неповторим: так что мы все делаем впервые.

Гештальт-тренинг позволяет сломать устоявшиеся стерео­типы поведения, побуждая нас обращать пристальное внима­ние на то, что мы чувствуем в данный момент времени, и то, что происходит в окружающем мире. Нам нужно видеть не только то, что мы сами собой сейчас представляем, но и то, как в данный момент мы вписываемся в общий порядок вещей и событий. И хотя это сопряжено с определенным риском, лишь гак мы можем четко соответствовать самим себе и окружаю­щему миру, и только мы сами ответственны за то, что делаем.

МУДРОСТЬ

Я буду использовать себя во всей полноте своих способностей, все доводя до конца и стремясь к еще большему знанию и осуществлению. НО я должен пройти через смерть, чтобы переродиться. Это и есть путь к мудрости.

Джордж Роснер

ГЛАВА 4

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Ты волен делать что угодно.

Только перенеси последствия.

Шелдон Копп

Акт осознания — это не пассивное действие, скорее это аг­рессивное проникновение. Оно включает в себя выбор того, на чем нам следует сфокусироваться. Из мириад событий, проис­ходящих в нашем сознании, мы все время выбираем одно или два, чтобы обратить на них внимание. Это еще и способ неиз­менного фокусирования на осознании телесных ощущений.

УПРАЖНЕНИЕ 1.

ОСОЗНАНИЕ и ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Позволив вниманию свободно блуждать во всех зонах осознания, начните ряд предложений словами «сейчас я осознаю...» и закончите их словами «.. .и беру ответствен­ность за это на себя». Как обычно, старайтесь не оцени­вать сказанное и не пытайтесь угадать, что является це­лью этого упражнения. Просто следуйте нашему поже­ланию и осознавайте происходящее. «То, на чем я фокусируюсь, — это мой собственный вы­бор, в котором я выбираю — почувствовать или избежать. Вот сейчас я не чувствую (а на самом деле игнорирую) дрожь в ногах. Но я чувствую пустоту в животе».

Некоторые люди считают, что мы не отвечаем за то, кто мы есть, или за свой выбор, на чем остановить фокус своего со­знания. Это философская точка зрения, порождающая беспо­мощность и отчаяние. Как только мы признаем, что независи­мо от заложенного в нас родителями и независимо от влияния общества мы сами несем за себя ответственность, в тот же мо­мент у нас появится возможность для самоизменения и для собственного роста.

Рост подразумевает развитие самоосознания. Чтобы это стало возможным, мы должны сфокусировать свое сознание. Нам нужно не просто осознавать, но осознавать и качество своего осознания. То есть мы должны стараться осознать сущ­ность процесса фокусировки сознания и своего над ним конт­роля. Мы должны также сделать выбор и действовать в соот­ветствии с ним.

К несчастью, иногда случается так, что мы открываем в себе нечто такое, что предпочли бы не осознавать. «Например, у меня могут быть качества, которые мне не нравятся. Если я исключу их из процесса осознания, то я ограничу целую об­ласть, которую мог бы осознать. Часто последствия этого про­стираются далеко за пределы границ осознания. Например от­казываясь понимать, что злость — это тоже часть меня само­го, я, возможно, в такой степени буду останавливать себя в проявлениях злости, что окончательно потеряю способность выражать себя. Подобным образом те части меня, что я счи­таю запретными, могут сначала игнорироваться и со време­нем исчезнуть». Дети, наученные бояться собственной сексу­альности, или взрослые, испытывающие отвращение к сексу­альным переживаниям и ощущениям, учатся подавлять эти чувства, что может навсегда нарушить гармонию их сексуаль­ной жизни. В обоих этих примерах потеря одной из граней личности приводит к снижению способности отвечать миру. И наоборот, взятие на себя ответственность за то, кто мы есть, ведет к великой способности дать миру ответ. Не все пути развития ведут к пониманию того, кто мы есть, \в частности это касается тех путей, которые отрицают взаи­мосвязанность «всего со всем в этом мире».

Есть люди, уверенные в том, что человеческая сущность сама по себе плоха и что единственный путь просвещения — в подчинении, подавлении животного начала в себе. Несмот­ря на то, что определенные стороны бытия затрудняют дос­тижение гармонии в жизни человека, гораздо больше слож­ностей создается игнорированием собственной природы и избеганием тех особенностей поведения, которых мы боим­ся. Как Данте, мы должны спуститься до дна ада, прежде чем уйти, и возможно — после мы узнаем, что не так уж мы и ужасны.

Мы очень многообразны, больше чем можем себе предста­вить, а поведение, позволяющее нам «изжить животное нача­ло в себе», может слишком дорого нам стоить — мы потеряем больше, чем способны вообразить.

Есть слабое утешение в знании, что я никогда

не буду прежним. Джордж Роснер

УПРАЖНЕНИЕ. ОТКРОВЕННОЕ ПРИЗНАНИЕ

Представьте себя беседующим с кем-то, кто очень вам не нравится.

Постарайтесь точно определить, что в нем и в его по­ведении вас отталкивает.

Теперь как бы примерьте такое поведение на себя. По­пробуйте проиграть эту роль в воображении или с парт­нером. Проверьте, легко ли вам (или насколько сложно) перенять такое поведение? Возможно, вы поймете, как вы используете этого человека в качестве зеркала для ва­ших собственных, не признанных вами качеств.

«У меня был один коллега, которого я считал самодо­вольным, напыщенным и холодным человеком. Мы с ним постоянно пререкались, казалось, он никогда не слушает моих аргументов. Я считал его невыносимым. После очередного разговора на повышенных тонах я проделал это упражнение. К своему удивлению, я обна­ружил, что мне очень легко удается играть его роль. На­конец я пришел к мысли, что во мне самом много само­довольства и высокомерия, — понятно, что признаться себе в этом было Нелегко. Зная, что я чувствую, будучи таким, я начал понимать, какова жизнь моего сотруд­ника. Впоследствии без каких бы то ни было усилий с моей стороны наши отношения изменились и стали для меня если не удовольствием, то по крайней мере вполне терпимыми».

Очень легко обнаружить отрицательное в других, значи­тельно труднее найти эти качества в себе. Раскрыть в себе «по­терянные собственные составляющие» или «скрытые фраг­менты личности» помогает осознание того, что именно мы не любим в других, и последующая проверка, не игнорируем ли мы похожие черты в себе.

Возможно также, хотя и менее вероятно, что мы похожим образом скрываем качества, которые на самом деле нравятся нам, но о которых мы как бы не научены думать. Исследуйте и эту возможность, делая следующее упражнение.

УПРАЖНЕНИЕ.

ЕЩЕ ОДНО ОТКРОВЕННОЕ ПРИЗНАНИЕ

Представьте, что беседуете с восхитительным человеком. Постарайтесь точно определить, что в нем и в его поведе­нии так нравится вам. А теперь поменяйтесь с ним мес­тами, сыграйте его роль в воображении или с партнером. Проверьте, легко ли вам (или насколько сложно) пере­нять такое поведение; так вы, возможно, поймете, в ка­кой мере используете этого человека в качестве зеркала для ваших собственных, не признанных вами качеств.

Избегание ответственности за то, кто вы есть, называется проекцией. Мы подробно обсудим это в главе об избегании. У вас есть выбор — перейти к седьмой главе сразу или следо­вать предлагаемой нами логике изложения. Многие из способов, которые мы используем для избега­ния ответственности, отражены в нашем языке.

Веря определенным словам, вы верите в скрытый в них смысл. Если вы считаете что-то верным или неверным, истиной или ложью, вы верите в допущения, которые заключены в этих словах. Такие допущения, условности полны ловушек, но чаще всего они остаются незамеченными.

Фрэнк Герберт Осознание того, как мы пользуемся определенными сло­вами и как меняются эти слова, придает нам силу и помогает управлять собой. В частности, это можно наблюдать на при­мере использования слов, связанных с проявлением беспо­мощности.

УПРАЖНЕНИЕ 4. БЕСПОМОЩНОСТЬ

Начните несколько предложений словами «Я не могу...» Подумайте о том, что вы не способны сделать в данный момент своей жизни, включая действия физические (игра в хоккей или на скрипке) и умственные (решение сложного уравнения, приведение в порядок финансовых дел). Если это дается вам с трудом, скажите: «Я делаю это тупое упражнение». Как обычно, мы советуем прямо про­говорить эти утверждения — наедине или с партнером. Быстро определите, что вы чувствуете при произнесении этих фраз. Постарайтесь запомнить громкость вашего голоса, свою позу, телодвижения или их отсутствие.

А теперь повторите те же утверждения, заменив слова «я не могу» словами «я не буду». Проделывая это, старай­тесь не оценивать содержание и смысл произносимого. Просто говорите — осознавайте при этом, что вы чув­ствуете, в каком положении находится ваше тело, как зву­чит ваш голос. Почувствовав, что забыли какое-то пред­ложение, скажите «Я не буду помнить, что...» и прочув­ствуйте, что при этом происходит.

«В первый же раз, когда я сделал это упражнение, я начал понимать, что гораздо меньше ограничен в действиях, чем я мог себе представить. Например, я сказал: «Я не могу играть на пианино», а когда заменил «не могу» на «я не буду», выяснил, что определенно могу играть, но все­гда предпочитал направлять усилия в другую сторону. По­лезно вспоминать этот урок в тех случаях, когда сравни­ваешь себя с кем-то более опытным и умелым».

Уходя от ответственности, мы чаще всего ведем себя так, будто не можем отвечать за себя. Алкоголик скорее скажет: «Я не могу перестать пить», чем «Я не перестану пить». В смыс­ле поведения это скорее всего означает, что он мог бы бро­сить пить, остановив поднесение стакана ко рту. Но на ка- ком-то уровне, сознает он или нет, весь его организм делает выбор в пользу пьянства.

Вместо того, чтобы воспринимать человека в качестве на­бора условных рефлексов и объекта для прихотей судьбы, гештальт-философия видит его как существо, всегда имею­щее выбор. Удивительно, насколько легко такая перемена в восприятии и осознании себя приводит к заметным измене­ниям в поведении. Даже когда мы страдаем от боли, вызван­ной внешним источником, мы можем реагировать разными способами — принять эту боль, бороться с ней, жаловаться на нее или заниматься поисками избавления.

Конечно, поиск избавления от боли не есть единственный вариант, но если мы ищем — это наш собственный выбор, выражаемый действиями, сколько бы мы ни говорили о сво­ей беспомощности. В некотором смысле невозможно избе­жать принятия решения и ответственность все равно лежит на нас.

Излишние обобщения с использованием неопределенных местоимений (например, «это» или «что-то») вместо личных «я» или «ты» — вот в чем чаще всего выражается использова­ние языка для того, чтобы отказаться от собственной ответ­ственности за сказанное и за то, к кому мы обращаемся.

УПРАЖНЕНИЕ 5. ОБОБЩЕНИЯ

Работая с партнером, опишите нечто ранее происходив­шее с вами с помощью слов «это», «кто-то», заменив ими слова «я» и «ты». А теперь расскажите историю заново,. вернувшись к личным местоимениям «я» и «ты».

Например:

«Бывает довольно неприятно, когда кто-то обнаружи­вает, что документы не готовы к сроку» замените на «Мне было довольно неприятно, когда ты обнаружил, что я не подготовил документы к сроку!»

Вы заметили разницу в качестве своего общения с партне­ром, когда использовали «я» и «ты» вместо «это» и «кто-то»? Когда мы решаемся принять ответственность за собственные чувства, мы заявляем о своей человечности и побуждаем дру­гих людей к ответу. Они могут не узнать нас или даже, вос­пользовавшись нашей человечностью, напасть на нас, претен­дуя на то, что сами безгрешны. Несомненно, бывают случаи, когда вы, говоря о ком-то другом, на самом деле описываете самого себя. Так или иначе, необходимо понимать, что у нас действительно есть выбор, как пользоваться словами.

Многие вопросы, особенно начинающиеся со слов «поче­му», маскируют утверждения или скрытые требования. Это удобная форма принятого в обществе сокрытия определен­ных чувств, которые легко было бы распознать, если выска­зать прямое утверждение. Например за вопросом: «Почему бы тебе не заняться сегодня обедом пораньше, дорогая?» мо­жет скрываться следующее: «Я очень голоден и хотел бы, что­бы ты подала обед». Но выбирая вопросительную форму, я пытаюсь избежать открытого конфликта, который, возмож­но, последует за прямым требованием.

Мы часто грешим, используя вопросы как способ посто­янно просить помощи. «Как мне открыть эту банку?» или «Как ты сажаешь эту рассаду? » Более прямо то же самое мож­но выразить иначе: «Не откроешь ли ты эту банку? » или «Я хочу, чтобы ты посадила эту рассаду». Несомненно, некото­рые вопросы могут быть вызваны просто потребностью в ин­формации, но за бесконечными просьбами о том, чтобы нам рассказали, как сделать то или иное дело, прячется чувство беспомощности. Человек, постоянно задающий вопросы, часто как бы на­ходится в состоянии фрустрации. Вопрошающий все время требует ответов, а потому внимания к себе — как ребенок.

Если внимательно слушать задающего вопрос, может выясниться, что ему на самом деле не нужна информация или сам вопрос не нужен, или что пациент в некой части себя ленив... Подлинные вопросы легко отличить от надуманных — последние рассчитаны на то, чтобы заставить или упросить другого так или иначе нечто сделать определенным образом. С другой стороны, вопросы типа: «Как дела?» и «Осознаешь ли ты, что...» выражают истинную поддержку.

Левицки и Перлз

УПРАЖНЕНИЕ. ВОПРОСЫ

В своей повседневной жизни попробуйте превратить не­которые из вопросов в утверждения или просьбы. Например:

Вопрос «Почему ты хочешь выпить еще стаканчик, до­рогой?» станет утверждением-просьбой «Дорогой, ос­тановись, я думаю, тебе уже хватит».

Когда прямое высказывание утверждений и просьб войдет в привычку — уменьшится и наша терпимость к бесконечным вопросам со стороны других людей. Одним из последствий могут стать перемены в некоторых взаимоотношениях. Из-за того, что привычка замены прямых утверждений вопросами столь характерна для нашей речи, глупо ожидать, что с изме­нением вашего языка изменится и язык окружающих. Отка­заться от привычки задавать вопросы почти столь же трудно, как для курильщика отказаться от сигарет, сопутствующие огорчения тоже сравнимы.

Другим механизмом ухода от ответственности являются чрезмерные объяснения и самооправдания. Некоторые люди тратят всю жизнь на то, чтобы оправдываться, защищаться и объясняться. Поступки стоят больше слов, и пока мы не станем ответственными за то, что делаем на самом деле, а не за то, что нам кажется, будто мы делаем, мы будем жить в вообража­емом мире, а не в том, что существует в действительности.

УПРАЖНЕНИЕ.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ и БЕЗЗАЩИТНОСТЬ

Закройте глаза и представьте, что беседуете с кем-то из близких вам людей. Вообразите, что чем-то его обидели.

А теперь вслух очень подробно расскажите, почему вы сделали то, что сделали, и как вы не собирались его оби­жать.

Как вам все это, когда вы это слышите?

Знакомы вам такие оправдания?

Часто ли вы оправдываетесь или может вы живете ря­дом с тем, кто много оправдывается?

А теперь просто сознайтесь, что обидели своего парт-  нера (или человека, которого представляли себе). Возьми­те на себя ответственность за то, что бываете таким вот резким и непредусмотрительным. Определите, что вы чувствуете по поводу того, что произошло: гордость, стыд и т.д. — что вы теперь чувствуете?

«С тех пор как занялся гештальтом, я все чаще замечаю, что реже стал оправдываться за свое поведение. Подозре­ваю, что моей семье не кажется, что я стал приятнее и , лучше (скорее, наоборот), но я ощущаю, что я стал более искренним сам с собой. Я веду себя Определенным обра­зом, мои действия говорят сами за себя: частые извине­ния раньше служили прикрытием моей претензии на то, что я не столь уж противен, как иногда бывает».

Еще один способ уйти от ответственности — это старатель­ная уравновешенность. Бывает, что люди чуть не лопаются от гнева, но говорят мягко, с улыбкой; чувствуя натиск своей сек­суальности, они ведут себя подчеркнуто по-отечески или по-матерински.

УПРАЖНЕНИЕ 8. УРАВНОВЕШЕННОСТЬ

Заведите разговор с партнером или представьте себе бе­седу с кем-нибудь. Притворитесь, что вы разозлились. . Затем, говоря вслух, выразите себя так, чтобы нейтра­лизовать превалирующую эмоцию. Некоторое время по­экспериментируйте с этим. Затем проведите экспери­мент с разными чувствами — со злостью, грустью, сек­суальным влечением и пр. таким же образом.

«В течение года я гасила свое негодование и чувство бе­шенства, которое вызывал мой муж тем, что внушал, как мне следует относиться к 10-летнему распущенному маль­чишке, усыновления которого он добивался, потому что «мать бросила его». Пока Рой работал, я должна была си­деть дома, нам следовало играть роль добрых родителей этого монстра, который избивал наших детей и воровал их игрушки. Мне следовало безропотно проглатывать все это с улыбкой сквозь слезы. Я ненавижу этого ребенка и ненавижу своего бывшего мужа. Возможно, мы до сих пор жили бы вместе, если бы я не считала себя обязан­ной проглатывать то, что чувствовала тогда»'.

Еще один способ использования языка для ухода от ответ­ственности за сказанное — это использование слова «но». В содержащих это слово предложениях первая часть являет­ся часто попыткой уйти от ответственности за то, о чем гово­рится во второй.

УПРАЖНЕНИЕ 9. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ «НО»

Обращайте внимание на то, в каких случаях вы используете «но» в разговоре. Попробуйте заменить его на сло­во «и». Например, скажите после слов «Я люблю тебя, но я ненавижу, что ты меня не замечаешь» фразу: «Я люблю тебя и ненавижу, что ты меня не замеча­ешь». Эти чувства (любовь и ненависть) вполне совмести­мы, они совсем не обязательно исключают друг друга, и нет никакой надобности сводить их к взаимоисключа­ющим понятиям. «Я сам отвечаю за себя — с тех пор как родители и учите­ля научили и сформировали меня. Мое поведение — это выражение того, кто я есть и что я чувствую. Я отвечаю и за то, как складываются мои отношения с другими». Я знаю, что я — причина и источник своей собственной враждебности. За это в ответе не кто-то во вселенной, а именно я.

Джон Энрайт

ГЛАВА 5 СПОСОБНОСТЬ ОТВЕТИТЬ

Идея гештальт-терапии состоит в превращении бумажных людей в настоящих.

Фриц Перлз

Способность ответить миру зависит от осознания и при­нятия всех частей своего существа: именно не признанные нами части самих себя и обусловливают потерю способности , дать ответ. Поэтому в гештальт-терапии слово ответствен­ность часто расширяется до значения способности ответить.

В повседневном языке ответственность обычно подра­зумевает некие моральные или этические императивы обще­ства. В кратком оксфордском словаре читаем: «респектабель­ность, очевидная доверительность». И в результате констата­ция безответственности носит некий обвинительный уклон. Если мы, на чей-то взгляд, ведем себя ответственно, это зна­чит, что наше поведение отвечает его ожиданиям, независи­мо от того, учитываются ли при этом наши собственные по­требности. В таком обыденном понимании быть ответствен­ным означает также соответствовать ожиданиям, которые чужды нашей собственной природе; быть способным ответить, однако, означает, что мы можем выбирать, как отве­тить. Если мы способны к ответу в этом понимании, мы со­всем необязательно и неизбежно бунтуем против диктата об­щества. Такое опасение обычно высказывается людьми, ко­торые упрощенно трактуют гештальт-философию, как по­ведение «в соответствии только с собственными представ­лениями, без всякого учета каких бы то ни было чувств дру­гих людей». Но поскольку каждый из нас является частью общества и одновременно индивидуальностью, и у нас у всех есть значимые общественные потребности, существует на­дежда, что наш выбор не будет противоречить требованиям общества. Важно самоосознание существования Выбора как такового.

Следующее упражнение демонстрирует нашу способность к ответу, используя внутреннее и внешнее сенсорное осозна­ние. Оно показывает возможности выбора нашего внутрен­него поведения.

УПРАЖНЕНИЕ 1. СПОСОБНОСТЬ К ОТВЕТУ И НАПРЯЖЕНИЯ В ТЕЛЕ

Сидя в удобном кресле или лежа на полу, закройте глаза — пусть ваше сознание омывает ваше тело. Позвольте свое­му вниманию блуждать по телу, пока в сознании не всплы­вет зона дискомфорта, напряжения или боли. Сначала просто исследуйте это место без попыток изменить ощу­щения. Попытайтесь найти границы этого напряжения или боли. Определите мышцы, которые участвуют в со­здании этого напряжения. Для этого лучше всего поста­раться усилить дискомфорт или напряжение. Сделайте так несколько раз, и вы сможете почувствовать свою роль в вызывании напряжения. Как только это произойдет, вы станете способны ответить на эту боль (в смысле гештальт-терапии). И как только вы станете способны к ответу, у вас появится гораздо больше возможностей управлять сво­ими собственными напряжениями и своим миром.

«Я чувствую себя отдохнувшим и расслабленным после 10—20 минут выполнения этого упражнения». Итак, первым шагом в становлении способности ответить миру является обучение владению собственным телом и уме­нию отвечать на его сообщения. Важным шагом на этом пути становится прояснение наших собственных потребностей и желаний. От их прояснения зависят возможности нашего удовлетворения в мире, где мы живем.

Познание — это открытие, что нечто новое возможно.

Фриц Перлз

С самого раннего детства у нас много потребностей, кото­рые нужно удовлетворять, поскольку мы растем и развиваемся. Поначалу мы полностью зависим от других — тех, кто нам по­могает. Но по мере того как мы «встаем на ноги», мы все больше берем ответственность за удовлетворение своих потребностей на себя. Или, другими словами, мы становимся способными от­ветить окружающему нас миру и проникнуть в него, чтобы по­лучить то, что нам нужно. В то время как это происходит, мы открываем для себя разнообразные способы удовлетворения своих нужд. Но часто мы действуем так, будто многие из наших сегодняшних нужд необходимы для нашего выживания так же, . как для ребенка необходимо быть накормленным. Мы отвеча-. ем на угрозы лишений ощущением страха такой необычайной силы, которое больше соответствует нашим старым детским страхам. Например, принято считать, что такие привычные ас­пекты жизни, как работа, семья, машина, жизненно необходи­мы для поддержания нашего существования. Они, конечно же, важны и приятны. Тем не менее, потеря одного или нескольких из них отнюдь не означает конца жизни. Подобно этому поте­ря важного для нас человека или, например, зрения может оз­начать существенные изменения в жизни, но сама жизнь так или иначе продолжается.

Если мы убедим себя в том, что наше выживание зависит от Материальных вещей, то можем стать одержимы идеей их сохранения. Тогда идея сохранения статус-кво отбирает у нас огромное количество энергии, которую можно было бы зна­чительно плодотворнее использовать для удовольствия и пол­ноценного участия в ежедневной жизни. Чем больше мы об­ременяем себя материальными вещами, которые считаем необходимыми для нашего существования, тем больше мы теря­ем ощущение своей собственной свободы. И постепенно это обладание становится для нас бременем, а не радостью. Мы теряем осознание собственной ответственности за свое суще­ствование и перестаем осознавать, что сами выбираем, чем обладать и что накапливать. Это может привести к ощущению беспомощности, зависимости от окружения, к ощущению себя в роли пассивного исполнителя в пьесе своей жизни, а не автора и ее руководителя.

Следующее упражнение позволит вам сфокусироваться на своих потребностях прямо сейчас.

УПРАЖНЕНИЕ 2.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА СВОИ ПОТРЕБНОСТИ

Придумайте как можно больше предложений, начинаю­щихся со слов «мне нужно...» Включите сюда все сторо­ны своей жизни — физическую, эмоциональную, ин­теллектуальную и духовную. Теперь вернитесь к началу и замените слова «мне нужно» на «я хочу». Прислушай­тесь к себе и отметьте различия в ощущениях, если они существуют.

«Слово «нужно» вызывает у меня ощущение беспомощ­ности, исчезающее, когда я говорю «хочу». Прямо сей­час я нуждаюсь в поддержке, но чтобы мне ее удовлетво­рить, мне нужно попросить кого-либо словами «я хочу, чтобы ты поддержал меня». Если я найду человека, ко­торый сможет мне помочь, моя потребность будет удов­летворена, момент неуверенности пройдет, и я пойду по жизни дальше».

Нематериальные отклики со стороны других иногда столь же значимы и важны, как и материальные вещи, которыми мы обладаем. И возможно, сохраняя нечто, что мы считаем жизненно важным (например, одобрение старших), можно придти к нелепым и ущербным ситуациям. Так, можно сбить­ся со своего пути, демонстрируя другим, насколько мы успешны в достижении того, чего от нас ожидают. Временами такое поведение может быть полезным и в высшей степени благора­зумным, но в конечном счете оно становится саморазрушаю­щим, поскольку энергия и внимание, которые могли бы быть использованы для достижения некой цели, распыляются на по­иски одобрения. Кроме того, если мы ведем себя так, чтобы все время нравиться другим, можно заметить, что нам приходится постоянно себя контролировать и сдерживать свое поведение и потребности из страха, что кому-то где-то не понравится то, что мы делаем.

Следующее упражнение поможет вам почувствовать, на­сколько вы сдерживаете себя в том, чего хотите, из страха поте­ри одобрения или популярности.

УПРАЖНЕНИЕ 3. ОДОБРЕНИЕ

Мысленно представьте себе человека, чьей похвалы, при­знания или любви вам не хватает. Поговорите с этим че­ловеком в своем воображении и расскажите ему, какими способами вы иногда пытаетесь все это получить.

Теперь представьте, что произойдет, если этот человек

вам откажет.

Какова цена этих вечных попыток заслужить одобрение?

Чем вы рискуете, не получив одобрения?

Стоит ли цена риска? Что делает вас более живым?

По мере того как нам становятся понятны наши страхи и потребности, пришедшие из детства и те, что непосредствен­но относятся к настоящему времени, нашей задачей- стано­вится удовлетворение этих законных потребностей. По мере взросления мы обнаруживаем, что наши горизонты расши­ряются и что существует гораздо большее число способов удовлетворения потребностей, чем мы себе представляли. Так, например, можно заметить, что другие иногда занимают ме­сто наших родителей, ухаживая за нами и заботясь о нас. И теперь мы можем ответить им взаимностью. Некоторые люди из нашего окружения питают нас и тем самым удовлетворя­ют наши потребности. Другие же только кажутся к этому спо­собными, но все происходит как-то не так и заканчивается тем, что мы недовольны, неудовлетворены или нам просто навредили; такие люди, словами Келемана, являются для нас «токсичными». Способность избегать токсичных людей и на­ходить тех, которые нас питают и нам приятны, является важ­ным шагом на пути к зрелости. Даже если однажды мы уже сделали свой выбор друзей и любимых, у нас все равно оста­ется право выбора: мы можем прямо попросить их сделать то, что нам нужно, или можем ими манипулировать.

Прямо просить других удовлетворить наши потребности — это рискованно: они могут отказать, в результате чего мы по­чувствуем себя задетыми, отвергнутыми или покинутыми. Если же мы будем манипулировать ими, то шансов оказаться отвергнутыми меньше, поскольку чаще всего манипуляции не осознаются. Но если удовлетворение наших нужд так или ина­че задевает какое-либо из желаний другого, то он, являясь объектом нашей манипуляции, может случайно заметить ее и обидеться.

Непрямая манипуляция может принимать форму беспо­мощности, бесконечных вопросов, видимости обиды или дру­гих типов поведения, которые создают у того, кем манипули­руют, ощущение, что тот, кто манипулирует, никак не может обойтись без его помощи. К несчастью, подобные попытки манипулирования другими людьми с целью достижения того, что кажется нам жизненно необходимым, часто входят в при­вычку и становятся бессознательными: манипулирование дру­гими заменяет подлинное межличностное общение и подпи­тывает нашу зависимость от их ответа.

Наше стремление пользоваться манипуляциями уменьша­ется по мере того, как мы проясняем свои желания и начинаем осознавать разные способы их удовлетворения. При этом риск, заключенный в прямой просьбе, уменьшается Настолько зна­чительно, что мы решительно можем себе позволить выразить свою просьбу. Рискуя, мы позволяем себе стать более уязви­мыми и именно поэтому более способными ответить.

Если я буду проявлять себя не заботясь о том, как отреаги­руют другие, то кому-то будет все равно, а кому-то — нет. Но кто сможет полюбить меня, если никто меня не знает?

Я должен рискнуть или жить в одиночестве.

С. Копп

Хотя как индивидуальности мы должны взаимодействовать с другими людьми, чтобы удовлетворить свои потребности, но иногда мы становимся чрезмерно зависимыми и теряем спо­собность стоять на своих собственных ногах и быть самодос­таточными. Когда это происходит, мы теряем часть своей ав­тономии и свободы действий.

Согласно Фрицу Перлзу, зрелость — это переход от поддер­жки со стороны окружающих к самоподдержке». Продолже­ние Нашего роста зависит от нашей способности поддержи­вать самого себя и использовать эту самоподдержку для того, чтобы найти поддержку в своем окружении. Нужно переме­щаться между умением поддерживать себя и умением просить и принимать поддержку со стороны. Ничем не стесняемое дви­жение между этими состояниями дает нам максимум свобо­ды. Когда у нас есть выбор, мы несем ответственность за то, что выбираем в качестве источника своей поддержки — нахо­дится ли он внутри нас или в нашем окружении.

Теперь поэкспериментируйте со своими чувствами поддерж­ки от окружения и зависимости. Шарлотта Роснер показала нам это прекрасное упражнение.

УПРАЖНЕНИЕ 4.

САМОПОДДЕРЖКА ПРОТИВ ЗАВИСИМОСТИ

Договоритесь с партнером, кто из вас будет зависимым человеком, а кто - поддерживающим. Теперь оба встань­те, и тот, кто выбран зависимым, должен прислониться к поддерживающему; Позвольте человеку, который под­держивает ваш вес, сделать вам приятное и расслабьтесь, ощущая, как вас поддерживают. Тот, кто поддерживает, должен принять на себя вес того, кто к нему прислонил­ся, и постараться, чтобы тому было удобно, насколько это возможно.

Постойте несколько минут в этом положении, пока тот, кто поддерживает, не начнет физически уставать. В этом положении оба человека взаимозависимы, и тот, кто ис­полняет поддерживающую роль, должен выразить свои чувства.

Например:

Тот, кто поддерживает: «О, я так устала. На самом деле я хотела бы, чтобы он стоял сам».

Зависимый: «Знаете, это так приятно, расслабиться в ее ру­ках; очень похоже, будто я совсем себя не контролирую».

Тот, кто поддерживает: «На самом деле мне очень грустно оттого, что мне приходится держать весь этот вес. Поче­му бы ему самому не стоять на своих ногах?»

Зависимый: «Так приятно растянуться здесь. Я чувствую, что обо мне действительно заботятся».

Тот, кто поддерживает: «Мне и правда плохо от всего этого, и если ты не будешь стоять сам, я брошу тебя на пол».

Зависимый: «Пожалуйста, не бросай меня — я по-настоя­щему боюсь, что не смогу подняться».

Знакома ли вам какая-нибудь из этих ролей? Какую из ро­лей вы бы предпочли? Обсудите это со своим партнером.

Мы можем по привычке искать поддержки у окружающих, следуя правилам и прямо не отвечая за свои действия. Как гос­служащие следуют законам правительства, так и мы можем жить, рабски следуя ожиданиям и правилам своих родителей. Если мы однажды вступили на эту дорогу, когда родители были еще живы, и получили от них за это некое вознаграждение — больше любви, одобрения или принятия — мы можем так ни­когда и не попытаться понять, чего же мы сами хотим от жиз­ни, и лишь постоянно будем оправдывать ожидания своих ро­дителей. Жесткое следование правилам или ожиданиям уве­ковечивает нашу собственную беспомощность и в результате приводит к неподвижности и снижению спонтанности. Ко­нечно, некоторые правила действительно непреложны. Напри­мер, езда на машине по правой стороне дороги предотвращает столкновение с другими автомобилями, и лично я предпочи­таю следовать этому правилу.

«Указание помнить о правилах означает, что у каждого есть выбор — следовать им или нет; и если нет, то прихо­дится брать на себя ответственность за последствия».

В более личных аспектах своей будничной жизни мы дол­жны осознавать свои нужды и желания и нести за них ответственность, а не пытаться следовать чьим бы то ни было прави­лам о том, чего бы нам следовало хотеть и в чем нуждаться. Например, если непосредственно сейчас я чувствую, что мне нужен кто-то, кто помассирует мне шею, то проще всего по­просить об этом кого-то из окружающих. Позже мне может понадобиться поесть, тогда я могу либо сам найти еду, либо попросить кого-то сделать это для меня.

Чем больше я способен к ответу, тем больше у меня возмож-'ностей обогатить свою жизнь и, пользуясь тем, что я человек, стать хозяином своей судьбы, более ясно осознать и полу­чить от жизни то, что мне нужно. Я знаю себя всего, до конца, так что когда я вопрошаю мир: «Что ты от меня хочешь?» Сам Бог отвечает мне: «А что ты хочешь от Меня ? »

Суфий Сеинг

ГЛАВА 6 КОНТАКТ

Одинокие бабочки танцуют в воздухе,

пока не встретятся:

Какая застывшая пара!

Басе

Чтобы четко видеть происходящее, мы должны обладать способностью фокусировать зрение: без этой способности мир может казаться набором размытых красочных мазков. Для хорошей фокусировки необходимо четкое определение гра­ниц видимого нами предмета — так, чтобы он отделялся от ос­тальных предметов, находящихся в поле зрения. Если созна­ние представить себе как прожектор, которым мы управляем по собственной воле, то высвечиваемый им объект есть «фи­гура», а неосвещенное пространство является «фоном».

Не все видимые феномены можно выделить из окружаю­щего их фона; например, тигр в джунглях настолько сливается с фоном, что жертва не может его заметить. Так очертания тигра не замечаются обезьяной до тех пор, пока не становится поздно!

Между понятиями «возникающая из фона фигура» и «кон­такт» существует очевидная связь. Четко определенная фигу­ра находится в контакте с фоном. Границы между фигурой и фоном определеный. Если они размыты, фигура сливается с фоном и перете­кает в него. Например, когда дым выходит из сигареты, его сначала можно четко различить в окружающем воздухе: дым находится в контакте с воздухом. Когда же он поднимается вверх, его границы размываются, он сливается с воздухом, создавая туман — дым растворяется в воздухе, буквально сли­вается с ним. Контакт между двумя объектами можно опре­делить как существование границ между ними. Когда грани­цы размыты, происходит слияние, контакт уменьшается или ослабевает.

Такое понимание контакта и слияния является основой од­ной из моделей, которая описывает различные способы взаи­модействия с собственным миром. Как и большинство других моделей поведения, она полезна лишь до определенного преде­ла; если принимать ее слишком буквально, забывая, что это лишь модель (то есть упрощение), она может превратиться в не­лепость, и следование ей может оказаться саморазрушающим. Мы надеемся, что с этой оговоркой работа с моделью будет вам полезна для расширения вашего понимания себя. Следующие упражнения служат для этого удачной отправной точкой.

УПРАЖНЕНИЕ 1. ФОКУСИРОВКА И ФИГУРА-ФОН

Остановите взгляд на чем-то, находящемся вне вашего тела, затем затуманьте взгляд так, чтобы потерялся фо­кус. Появится ощущение, что переднего плана нет и суще­ствует лишь фон. Продолжите эксперимент, используя на­печатанный на этой странице текст. Расфокусируйте свой взгляд так, чтобы текст стал чередованием полосок белого и серого цвета; затем сделайте так, чтобы буква или слово снова оказались в фокусе. Обратите внимание на то, что до тех пор, пока границы между фигурой (буквы) и фо­ном (страница) неразличимы, невозможно понять, что вы видите.

Теперь обратите внимание на комнату, в которой на­ходитесь, и повторите тот же эксперимент. Осознайте, каким образом ваше внимание выделяет фигуру из фона. «Делая это упражнение, я испытываю удивление и воз­буждение — подобно тому, как это было в детстве, когда я фокусировал диапроектор — настолько все окружаю­щее становится многомерным и ярко окрашенным».

«Когда, глубоко задумавшись, я смотрю на комнату, где нахожусь, не обращая при этом внимания на окружаю­щее, у меня формируется общее представление о комна­те, но пока я не сфокусирую свой взгляд, мне не удается ощутить размеры и цельность находящихся в комнате предметов. Когда я отчетливо вижу глубинные отноше­ния, я знаю, что все мое внимание полностью обращено на то, что я вижу, и что я нахожусь в процессе полного зрительного осознания».

УПРАЖНЕНИЕ 2.. ФИГУРА-ФОН И ВЫБОР ФОКУСА

Попросите партнера что-нибудь рассказать. Пока он это делает, сфокусируйтесь на его голосе, затем на его теле," затем на невербальных изменениях, движениях, выра­жении его лица, потом вернитесь к звучанию его голоса. Обращайте внимание на все, о чем говорит партнер, фо­кусируясь на них по очереди.

«Концентрируя внимание таким способом, я настолько возбуждаюсь от того, что вижу и слышу, что теряю нить рассказа: это оказывается не столь уж важным, потому что четкое видение партнера становится намного инте­реснее».

Чтобы ясно видеть объект, он должен иметь четкие грани­цы. Чтобы увидеть себя, мы должны выяснить свои собствен­ные границы — буквальные и метафорические. Следующее уп­ражнение поможет вам определить ваши буквальные границы.

УПРАЖНЕНИЕ 3.

ВАШИ ГРАНИЦЫ С МИРОМ

Попытайтесь разграничить себя и свое окружение. Про­верьте, где грань между вашей кожей и миром. Это и есть ваша физическая граница. Садясь, проверьте, как вы чув­ствуете свои ягодицы на стуле. Стоя, проверьте, как ваши ноги касаются земли. Как вы ощущаете границу? Може­те ли разграничить мир, в котором живете, и собственное тело? Пройдитесь по всему своему телу и осознайте, где начинаетесь вы и где заканчивается окружающий мир.

«Чувственное упражнение — кожа зудит, и мне хочется соприкоснуться своими границами еще с чьими-нибудь».

Ощущение своих физических границ связано с четкостью нашего самоопределения. Вы, возможно, заметите, что это упражнение помогло вам сконцентрировать внимание на том, кто вы, и том, в чем вы отличаетесь от окружающего мира. Один из наиболее эмоциональных ответов на вопрос коана Дзен «Кто вы?» — это резкий удар в грудь. Как «дух», так и «тело» — это абстракции одной конкретной сущности — вас.

Мы — уникальные индивидуальности и одновременно мы — часть человечества. Наша способность сближаться с другими зависит от признания нами этой общности и включает в себя соотнесение с чувствами других людей. Последнее часто вы­ражается словами «Я правда знаю, что ты чувствуешь» или « Да-а, я иногда чувствую то же самое». Чтобы соотнести свои ощу­щения с чувствами других людей, необходимо, чтобы разли­чия стали размытыми. Люди с четким восприятием себя не считают это опасным: те, кто имеет смутное представление о себе, могут вдруг ощутить потерю контроля и беспокойство. Их возникающие при этом чувства обычно осознаются не как результат более слабого ощущения границ или более низкого самоопределения, а описываются как страх быть слишком свя­занными с другими. Таким образом, способность сблизиться с другими людьми включает самоопределение, выделение себя из окружающих, а также определение границ между собой и ними. Эти границы являются не барьером, а линией демарка­ции между тем, где «я» нахожусь под управлением себя, и тем, где «вы» находитесь под управлением себя.

Наши границы должны определяться не просто как «я хо­зяин самому себе»; их необходимо определить таким образом, чтобы суметь отличить свои потребности от потребностей тех,

70

 

кто рядом. Это не всегда очевидно; чрезмерное отождествле­ние между мужем и женой, родителями и ребенком, работни­ком и работодателем довольно распространено и происходит, когда потребности одного из людей смешиваются с потребно­стями другого. Проблемы появляются, если потребности дво­их различны. Более того, чрезмерное отождествление или не­полное разделение могут привести к неудовлетворению потреб­ностей обоих партнеров: это как муж и жена, которые однаж­ды вечером оказались на балете, потому что каждый из них думал, что другой хочет этого!

Следующие упражнения позволят вам четко выяснить гра­ницы между собой и партнером путем исследования ваших раз­личий и сходств. Эти упражнения можно выполнять как с ре­альным партнером, так и с воображаемым.

УПРАЖНЕНИЕ 4.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СВОИХ ГРАНИЦ С ДРУГИМИ

Поспорьте с партнером, расскажите ему (или ей), в чем вы различаетесь между собой. Потратьте некоторое вре­мя на то, чтобы обдумать все эти различия, будьте при этом столь детальны, насколько это возможно. Исполь­зуйте различия, чтобы почувствовать границы между собой и партнером.

«Я ощущаю себя отчетливо очерченным — я осознаю, что могу видеть своего партнера с большей остротой, чув­ствую возбуждение от осознания того, что это другое, отличное от меня живое существо и что я не одинок».

УПРАЖНЕНИЕ 5.

ИССЛЕДОВАНИЕ ВАШЕГО СХОДСТВА

Теперь потратьте некоторое время на то, чтобы подумать о ваших сходствах с партнером, обсудите с ним, в чем вы похожи. Сравните ощущения при обсуждении ваших сходств. Осознаете ли вы, в чем разница ощущений, ис­пытываемых вами при выполнении этого и предыдущего упражнений?

 

71

 

«Я чувствую себя слегка расслабленным и не таким воз­бужденным, я спокоен и мне даже скучно; в этом нет ничего нового, нечего исследовать».

Далее дается несколько новых понятий, сопровождающих­ся образами. Они показывают четыре способа, с помощью ко­торых люди общаются друг с другом.

Исследование различий вызывает больше эмоций, чем бе­седа о сходствах, поскольку существование и суть последних  обычно не является секретом. Однако если вы действительно многое обсудите со своим партнёром и достаточно полно све­рите ваш общий опыт и свойства, вы можете обнаружить, что и в случае такого разделения чувств между вами существуют отчетливые различия. Все знают, что такое горе, но испыты­вают его по-разному.

У иудеев есть пословица: «Если бы мы были абсолютно оди­наковы, один из нас был бы не нужен».

Когда мы беседуем о сходствах, мы размываем границы между нами. Теряя осознание различий между собой и дру­гим или между собой и миром, теряя ощущение границ, мы как бы находимся в состоянии слияния. Ощущение слияния часто становится чем-то мистическим; большинство из нас слишком боятся потери собственных границ, чтобы позволить себе пребывать в этом состоянии. Наиболее часто встречаю­щееся состояние слияния (со значительно ослабленным осоз­нанием границ) — это момент Оргазма в любви, однако даже в этот момент боязнь слияния может блокировать близость, снизить возбуждение и ухудшить ощущения.

«Когда я засыпаю, я осознаю, что мои границы стано­вятся все более размытыми, я как бы растворяюсь. При пробуждении я снова начинаю четко осознавать свои гра­ницы — где кончается мир и где начинаюсь я».

«Обращая внимание на различия между нами, я могу на­ходиться с тобой в непосредственном контакте».

Следующее упражнение поможет вам начать исследование разницы между контактом и слиянием с партнером.

72

 

УПРАЖНЕНИЕ 6.  

РАЗНИЦА МЕЖДУ КОНТАКТОМ И СЛИЯНИЕМ

Вы с партнером оба держите руки поднятыми примерно на уровень плеч, ладони обращены друг к другу. Похло­пайте руками об руки партнера и отметьте, что вы чув­ствуете. Сделайте это несколько раз, каждый раз приго­варивая: «Я от тебя отличаюсь!» Почувствуйте контакт; почувствуйте различия между вами. Теперь ваши грани­цы, очевидно, достаточно четко определены.

Отдохните немного и затем посмотрите на своего партнера. Не разговаривая, медленно повернитесь друг к другу и положите руки друг другу на плечи. Если вам удоб­но, приблизьтесь так, чтобы можно было положить голо­вы друг другу на плечи и соприкоснуться верхними час­тями туловища. Как только почувствуете, что вы готовы, начните тихонечко жужжать. Через пару минут вы по­чувствуете, как вы растворяетесь в партнере: это и есть . слияние. По возможности не позволяйте самосознанию препятствовать этому. Если же это происходит, отодвинь­тесь друг от друга и обменяйтесь ощущениями от упраж­нения. Отметьте различия между состояниями контак­та и слияния с партнером.    Контакт с другим живым существом или миром основыва­ется на четком восприятии себя. Но мы в известном смысле так или иначе меняемся в зависимости от места, времени, лю­дей, с которыми находимся вместе, от того, как мы себя чув­ствуем. Это и есть та нескончаемая способность изменяться, которая означает «быть живым». Поэтому, чтобы в любой мо­мент иметь возможность находиться в контакте, нам следует знать, что мы в этот момент чувствуем и кто мы такие.

Поскольку невозможно одновременно осознавать две вещи, например, самого себя и кого-то еще, мы должны на некоторое время уходить внутрь самих себя, проверяя, что же мы чувствуем. Этот процесс называется уходом в себя, и пока мы не научимся управлять балансированием между кон­тактом с окружающим и погружением в себя, мы не поймем, кто контактирует с окружением. Следующее упражнение по­может вам это прочувствовать.

73

 

УПРАЖНЕНИЕ 7. КОНТАКТ И УХОД В СЕБЯ

Работая с партнёром, установите контакт глазами, не раз­говаривая и не погружаясь в себя. Если вы работаете в одиночестве, оглядитесь и войдите в контакт с окружаю­щим, затем погрузитесь в себя. Побудьте внутри (во внут­ренней зоне), используя фразу «сейчас я осознаю...» для описания всего, что находится под вашей кожей. Ста­райтесь не переходить в среднюю зону или в воображе­ние. Когда вам станет ясно, кто вы есть, выйдите из внут­ренней зоны и снова установите контакт с партнером или с окружением. Поэкспериментируйте немного с рит­мом: контакт — уход в себя, контакт — уход в себя. Не пользуйтесь словами, это невербальное упражнение.

Для того, чтобы достичь хорошего контакта с миром и с людьми, мы должны время от времени уходить от внешнего контакта и устанавливать контакт с самим собой. Затем, осве­женными, мы можем снова позволить себе выйти в мир. Спо­собность балансировать и перетекать между состояниями кон­такта и ухода (от окружения) дает силу и удовлетворение. Мно­гие, однако, не знают, как полностью уйти в себя. Они уходят лишь наполовину — поочередно находясь то в состоянии фан­тазии, то возвращаясь к проблемам своего окружения, не зная на самом деле, что происходит во внешнем мире или у них внутри. Этим они загоняют себя в неопределенное состоя­ние, когда сознание распылено между тремя зонами, и пото­му они не имеют четкого представления и хорошего контак­та ни с одной из этих зон.

Поскольку здесь уход в себя означает контакт с самим со­бой, наша способность к полному погружению в себя (внут­ренний контакт) улучшает наши способности и к внешнему контакту. Контакт подразумевает осознание внутренней и ' средней зоны.

Уход в себя, однако, не подразумевает «пунктира на гра­ницах», то есть такого состояния, в котором мы теряем осоз­нание своих границ и в результате — чувство себя: в таком состоянии о нас можно было бы сказать, что мы слились с окружением.

74

 

Такой способ слияния имеет мало преимуществ перед ис­тинным уходом в себя. Хотя слияние часто достигается из сред­ней зоны, мы советуем, чтобы поначалу при уходе в себя вы делали это только во внутренней зоне. Для иллюстрации слож­ности сказанного и ощущения разницы между уходом в себя и слиянием, проделайте следующее упражнение.

УПРАЖНЕНИЕ 8.

УХОД В СРЕДНЮЮ ЗОНУ

Пытаясь уйти в себя, сознательно позвольте своему во­ображению убежать вместе с вами: подумайте немного, пофантазируйте, помечтайте. Затем погрузитесь в зах­ватывающую книгу. Через некоторое время вы сможете обнаружить моменты, когда вы «забываетесь» и теряе­тесь в том, что происходит внутри и вокруг вас. Отметив это, сконцентрируйтесь на внутренней зоне, используя фразу «сейчас я осознаю, что...» Почувствовали ли вы разницу этих двух моделей вашего опыта?

Большинство людей находят, что действия в средней зоне не столь волнуют и возбуждают, как происходящее во внут­ренней и внешних зонах, потому что обычно это способ пов­торения и «пережевывания» уже известного; однако мы мо­жем использовать среднюю зону для того, чтобы обнаружить, не отсутствует ли в данной ситуации и в данный момент вре­мени нечто нам необходимое.

УПРАЖНЕНИЕ 9.

ЧЕГО НЕ ХВАТАЕТ В ОКРУЖЕНИИ?

Войдите в контакт с партнером, затем уйдите в себя. Дай­те волю фантазии. После того, как ваша фантазия разо­вьется, переведите внимание снова на «здесь и сейчас», сравните вашу фантазию с существующей реальностью. Вы обнаружили, что чего-то не хватает? Что можно сде­лать для того, чтобы внести то, чего не хватает, в реаль­ную ситуацию. Хотите ли вы рискнуть?

 

75

 

«Разговаривая с людьми, иногда я замечаю, что мое вни­мание рассеяно и я не слушаю человека по-настояще­му. Если я позволяю себе заметить, в какую сторону на­правлены мои фантазии, обычно я лучше осознаю, чего же мне не хватает в моем теперешнем существовании. И тогда мне становится легче избавиться от скуки — я могу попытаться изменить что-то в своих теперешних взаимодействиях или уйти на какое-то время в свои фан­тазии».

Контакт, слияние и уход в себя можно использовать для описания своих отношений с другим в любой момент време­ни. Эти способы отношений можно рассматривать в форме континуума: от ухода в себя к контакту, затем к слиянию. Вы можете уйти в себя и быть полностью сконцентрированным на себе; затем, после того как вы откроете глаза и попытаетесь войти в контакт с партнером, наступает момент, когда вы ви­дите партнера и осознаете различия между вами. Если кон­такт слишком продолжителен или если вы двигаетесь навстре­чу партнеру, чтобы обняться, появляется стремление к раство­рению в партнере и потере границ между вами. В этот момент вы сливаетесь с партнером, и если вы теряете ощущение само­определения, вы теряете и контакт с партнером. Если вы пре­бываете в слиянии без границ, а не в контакте, возбуждение от подлинного контакта медленно умирает.

Одной из особенностей этого континуума является воз­буждение, которое мы испытываем каждый раз при переходе через контакт. Это такие моменты, когда мы рискуем больше всего. Мы инициируем контакт, но что будет, если нас отверг­нут? Некоторые люди боятся рисковать и сами себя останав­ливают от установления контакта с другими. Они уходят в себя, прячутся за своими ролями, «характерами», которые соз­дали, и идут на риск установления контакта лишь чтобы про­верить, что их роль принята. Люди, погрязшие в ролях, редко имеют много контактов или волнений. Ведь в роли риск неве­лик. Общение же предполагает хороший контакт, способность выдерживать слияние и умение уходить в себя. Это риск жить!

Чтобы попытаться исследовать континуум уход—кон­такт—слияние, сделайте следующее упражнение.

76

 

УПРАЖНЕНИЕ 10.

УХОД В СЕБЯ - КОНТАКТ - СЛИЯНИЕ

Работая с партнером, побудьте некоторое время во внут­ренней зоне. Когда вы будете уверены в том, как вы себя чувствуете, откройте глаза и войдите в контакт с парт-нером — быстро и без слов. Затем осторожно придвинь­тесь друг к другу и, если это вам приятно, обнимитесь. . Позвольте себе Слиться с партнером. Через некоторое время осторожно разъединитесь так, чтобы не касать­ся друг друга.

Еще раз установите контакт с партнером, невербаль­но. И в завершение снова уйдите в себя.

Повторите этот цикл 2—3 раза, обращая внимание на тот момент, когда вы решаете перейти от слияния к кон­такту. Чувствуете ли вы волнение, возбуждение в этот момент?

Если вы работаете без партнера, постарайтесь найти такую ситуацию, в которой вы можете потеряться в сво­ем окружении.

«Сидя в теплой ванне или слушая музыку, я могу по­зволить себе раствориться в окружающем мире, теряя ощущение себя. В этих случаях мне удается вернуться к контакту, если я нарушаю статус-кво, включая холодную воду или уменьшая громкость».

Возбуждение от контакта может быть не только приятным чувством, но может принимать и форму тревоги. Испытали ли вы нечто похожее, делая это упражнение?

Чтобы быть способными отстоять свои права, вы должны быть способны рискнуть, входя в контакт с другими. Вы долж­ны определить, чем вы отличаетесь от них и чем ваши потреб­ности в этот момент отличаются от потребностей другого. Если вы всю жизнь будете избегать качания лодки, она никогда не перевернется, но при этом может и не продвинуться в нужном вам направлении. Принимая чашку с отвратительным кофе, вместо того чтобы потребовать другую, мирясь с нападками других людей или пытаясь никогда не показывать своих нужд,

77

 

можно придти к рабству или полному уходу в себя. Самое боль­шее, на что вы можете в таком случае надеяться: что кто-то угадает, чего же вы хотите, и выполнит ваше желание.

Иногда случаются такие браки, когда женятся люди, всегда «прекрасно чувствующие себя в одиночестве». Даже ненавидя друг друга годами и не исполняя никаких желаний друг друга, они и слова поперек не скажут. Это очень трудно, чтобы наши потребности были встречены другим человеком, если мы с ним не находимся в контакте.

Независимость включает в себя знакомство со своими по­требностями под своим собственным контролем и руковод­ством; но с ними нельзя полностью познакомиться, если мы ушли в себя или находимся в слиянии. Ребенок до своего рож­дения находится в состоянии слияния со своей матерью. Во время родов он отделяется от нее и входит в контакт с ней и с миром. Через этот контакт мало-помалу ребенок и учится по­нимать себя и мир и постепенно становится независимым.

Чувство себя, связанное с независимостью, приходит к нам в результате контакта с миром и обусловленного этим контак­том четкого определения, где кончаемся мы и начинается мир.

Следующее упражнение поможет вам определить ваше по­нятие себя.

УПРАЖНЕНИЕ 11.

Я? ЧЕТКО ИЛИ РАЗМЫТО?

Работая с партнером, спросите его: «Кто ты есть? » Спро­сите его не менее десяти раз, затем можете поменяться ролями. Спрашивающий должен задавать вопрос по-раз­ному - меняя тон, делая ударение на отдельных словах, меняя громкость и скорость, с которой задается вопрос. Независимо от того, что И как отвечает партнер, повто­ряйте вопрос.

Повторяйте упражнение до тех пор, пока не надоест. Обычно хватает десяти минут.

Контакт — это признание различий.

Фриц Перлз

 

ГЛАВА 7

ИЗБЕГАНИЕ

Это потрясающе — чувствовать себя на грани возможнос­ти действительно узнать другого человека! Разве такое быва­ет? Я не уверен... Мы так наполнены страхами отвержения и претензиями, что едва ли понимаем, то ли мы себя обманыва­ем, то ли доверяем себе.

Из всех свойственных людям опасений, наибольшее

их число происходит из наших фантазий друг о друге.

Может мы друг друга выдумываем?

Беверли Аксельрод

Что мог бы поведать нам дикий куст, мягко касаясь

и задевая за ставень.                                                      

Cecши

Гештальт-подход к жизни включает в себя бытие самим собой, даже если это связано с риском. Каждый раз, когда мы избегаем переживаний или выражения того, кто мы есть, ка­кая-то часть нас самих умирает. Только осознавая, кто мы есть и свое отношение к постоянно меняющемуся окружению, мы можем быть способны в каждый момент времени гибко

79

 

 

ответить на полученный опыт. Однако зачастую по старой привычке мы избегаем возможности увидеть, кто мы есть и что происходит вокруг нас.

Некоторых ситуаций, возможно, и следует избегать (на­пример, драки с выпивохой, чей крик в соседнем номере гос­тиницы не дает нам уснуть), и хотя выбор может делаться осоз­нанно, мы все же пытаемся уклониться от самовыражения (в данном случае — крепких слов в адрес ночного хулигана). Хро­ническая боязнь выразить свои чувства ведет в свою очередь к снижению самой способности их выражать и к расстройствам.

Это заложено в нашей природе человеческих существ, нам свойственно выражать себя и свои чувства. Это, конечно, не означает, что каждый раз, ощущая злость, я должен немедлен­но ее выразить. Иногда этого делать как раз не стоит. Но если я привычно избегаю выражения своих чувств, я отказываюсь от части самого себя, очевидно, я даже могу потерять осознание того, что я зол, и таким образом стать гораздо меньше злым, чем мог бы быть. Кроме того, моя злость так или иначе найдет выход наружу, например, в виде скрытой враждебности к дру­гим людям или саморазрушающих действий. Более продуктив­ной, как мне кажется, альтернативой является искренность с самим собой и попытка осознать как свою злость, так и соб­ственный выбор — выражать ее или нет.

В предыдущих главах книги мы обсуждали то, что наша жизнь включает постоянное перетекание сознания от одной фигуры к другой. Наша способность осознавать свой потенци­ал, исследовать и расширять свое творчество зависит от нашей способности открыться этому потоку и отвечать ему. Чем боль­ше мы препятствуем своему развитию, тем больше сфер своего существования мы вычеркиваем. Поэкспериментируйте с этим процессом и обратите внимание на те способы, которыми вы мешаете своему осознанию прямо сейчас.

УПРАЖНЕНИЕ 1. СОЗИДАНИЕ И РАЗРУШЕНИЕ

Начните с состояния «творческого безразличия», попро­буйте осознать какую-либо физическую потребность, которая приходит вам в голову — например, вы можете

80

 

■ т.   ..

I

захотеть поменять положение тела на более удобное или почесаться, или утолить жажду. Пусть эта потребность разовьется в сильное образование «фигура—фон». За­тем позвольте себе удовлетворить свою потребность (по­шевелитесь, почешитесь, напейтесь), что по гештальту оз­начает разрушение образования «фигура—фон». После этого вернитесь к исходной точке творческого безразли­чия, пока другая фигура не начнет всплывать для вас из глубины ваших ощущений.

«С некоторыми фигурами приходится возиться доль­ше, чем с другими. Прямо сейчас я опустошен и хочу спать. Я представляю себе, что до тех пор пока я не от­дохну, моя опустошенность будет на переднем плане моего внимания».

Избегание наступает тогда, когда фигура должна была бы быть выделена из фона, и вдруг «что-то происходит». Каким-то образом блокируя свое осознание, чтобы избежать обус­ловленных происходящим неприятных ощущений/ассоциа­ций/видений, мы не даем фигуре четко сформироваться. Наша способность чувствовать мир тем самым снижается, потому что мы не видим неких вещей явно или не видим их вовсе; у нас будто темные пятна в глазах. Например, обсуждая какую-нибудь эмоциональную тему с партнером, вы вдруг можете об­наружить, что в некоторые моменты вы перестаете ясно слы­шать и начинаете просить собеседника повторить все, что он сказал. Представьте себя на другом краю ситуации, постарай­тесь вежливо отказаться от повторения того, что вы сказали, и проверьте, что услышал ваш собеседник, попросив его пред­ставить себе то, что вы сказали. Вы будете поражены, насколь­ко часто на самом деле они слышат четко.

Я обнаружил удивительное средство от многих видов

глухоты, оно называется — «похвала».

Идрис Шах

Избегая фокусировать свое сознание, тем самым мы не позволяем себе полностью быть в контакте со своим окруже­нием. Не понимая того, что же на самом деле происходит, мы

6-2356                              81

 

ограничиваем свою способность отвечать своему окружению соответствующим образом.

Существует множество способов, которыми мы пользуем­ся, чтобы избежать видения самих себя и мира, в котором живем. Все эти способы взаимосвязаны. В целях обучения по­лезно рассмотреть и обозначить каждый из механизмов по от­дельности. Здесь мы рассмотрим механизмы проекции, инт-роекции, ретрофлексии и дефлексии. Слияние, как один из способов избегания, было описано ранее.

При проекции я отношусь к части себя так, будто это часть окружения.

При интроекции я отношусь к части окружения так, буд--    то это часть меня самого.

При ретрофлексии я поступаю с собой так, как мне хоте­лось бы поступить с окружением!

По Исидору Фромму

Один из самых распространенных способов избегания на­зывается проекцией. Когда мы используем этот способ избега­ния, мы видим в окружающих черты, которые отрицаем в са­мих себе.

УПРАЖНЕНИЕ 2. ПРОЕКЦИЯ

Выберите любой предмет, который только что попался вам на глаза — стул, украшение, машина, дерево — и отождествитесь с ним. Позвольте себе идентифициро­ваться с объектом и «стать» этим объектом, исследуйте свое существование и свои отношения с другими объек­тами в вашем окружении. Вы больше выиграете от этого . эксперимента, если будете говорить вслух и обращать внимание на наиболее очевидные и самые простые ас­пекты предмета. Не интерпретируйте и не пытайтесь де­лать «многозначительные» выводы, просто продолжайте осознавать, как меняются ваши чувства по мере того, как вы говорите.

Вот, например, отклик на «бытие» в качестве красного хромированного стула: «Я тяжелый и блестящий, я жест-

82

 

кий, меня нелегко сломать, на мне удобно и мягко сидеть. Мне нравится отдыхать на этом мягком ковре».

«Делая это упражнение вместе с группой людей и описы­вая один и тот же неодушевленный предмет, я всегда удив­ляюсь и восхищаюсь множеством и разнообразием по­лучаемых откликов».

Конечно же, неодушевленные предметы не имеют чувств! Правда и то, что из великого множества качеств, присущих предмету, вы выбрали лишь несколько свойств. (Если вы в этом сомневаетесь, сравните свои слова с теми, что произнес ваш друг, независимо от вас проводивший эксперимент с тем же предметом.) Ваше описание стула оказывается во многом опи­санием самого себя. Этот механизм похож по своему действию на технику свободных ассоциаций в психоанализе. Обычно мы весьма неохотно признаемся в собственной жесткости и твердости: однако мы не столь тщательны в самооправдании, когда пытаемся быть стулом, и признания проскальзывают почти неосознанно. При обнаружении непризнаваемых черт-характера или чувств хорошим ключом может служить чув­ство смущения или самосознание (сознание себя!) в тот мо­мент, когда эта черта или эмоция вербализуются.

В обычной жизни проекция чаще всего проявляется во вре­мя наших контактов с другими. Этот механизм действует сле­дующим образом:

  1. Иногда я чувствую, что меня критикуют.
  2. Однако поскольку я не признаю, что могу быть критич­ным и осуждающим (я слишком хорош для этого!), я не могу согласиться и с тем, что могу критиковать сам себя.
  3. Тем не менее, я определенно чувствую неудобство от того, что меня кто-то критикует, и поэтому должен рас­положить источник критики вне себя.
  4. Я проецирую, или выбрасываю эту черту наружу, в мир, и начинаю обороняться от «вашего» критицизма.

Так мы искажаем мир. Мы оказываемся не способными увидеть свою собственную сущность и ошибаемся в определе­нии сущности других. Следующее упражнение может позво­лить вам исследовать этот способ избегания себя.

                                          83

 

УПРАЖНЕНИЕ 3. ПРОЕКЦИЯ НА ЛЮДЕЙ

Подумайте о ком-нибудь, чье поведение не нравится вам. Поставьте пустой стул напротив себя и представь­те, что этот человек сидит на нем. В течение некоторого времени старайтесь сформировать его образ. Посмот­рите, как он сидит, во что одет, каково выражение его лица и как он разговаривает с вами. Обратите особое внимание на то в его поведении, чего вы не любите.

Теперь представьте, что вы и есть этот человек, и нач­ните вести себя так, как вам не нравится. Приложите усилия, чтобы быть точно таким, каким вы представля­ете себе этого человека. Потом постепенно попробуйте приспособить его поведение к своему стилю.

Если вы работаете с партнером, пытайтесь обращаться с ним так же. Если вы одни, используя такое поведение, побеседуйте в своем воображении с кем-нибудь из ва­шей жизни.

«Это довольно больно и приводит меня в состояние шока, когда я осознаю, что именно я, а не мой адвокат, в кото­ром наблюдаю скрытность, подспудно скрываю раздра­жение под маской вежливости».

Даже понимая себя, мы можем неясно видеть окружаю­щий нас мир. Люди, все время видящие жестокость и пагуб­ность внешнего мира, могут подавлять эти черты в себе. От­крыв в себе те качества, которые мы принимаем с большим трудом, мы сможем увидеть эти качества в других, только если они действительно присутствуют.

Вы ненавидите себя, а думаете, что это я.

Проклятые проекции!

Фриц Перлз

«Хотя я могу спроецировать свою злость на кого-то дру­гого и получить искаженное представление о его злости, я могу ощутимо чувствовать, что он зол. Но если я не возьму на себя ответственность за свою злость, может возникнуть ненужная конфронтация, особенно если тот

84

 

человек, на которого я спроецировал свою злость, тоже отрицает свою. Представьте себе картинку: мы оба гнев­но кричим друг другу, что зол другой!»

Чаще мы проецируем «отрицательные» свойства, но то же самое может происходить и с «положительными», «хороши­ми» качествами. Их тоже нужно переоценить прежде, чем наше восприятие себя и других сможет проясниться. Вы мо­жете исследовать, в какой степени вы проецируете свою силу духа, мощь и таланты на других, повторив предыдущее упраж­нение, но поменяв недолюбливаемого вами человека на того, которым восхищаетесь. Мы уже предлагали пару похожих уп­ражнений, называемых «откровенное признание».

Если я не осознаю свой характер и неискренен сам с собой, то так или иначе я буду проецировать часть себя на других, чтобы не признаться в том, что эта часть у меня есть. И наобо­рот, взяв ответственность на себя, я смогу принять эту часть, выделив ее в качестве фигуры из фона остальных собствен­ных составляющих. Тогда я могу сделать выбор, пользоваться ли ей и выражать ли это свое качество. Тем самым я лучше управляю своим существованием.

«Полезный ключ к тем моментам, когда я проецирую себя на других, — это когда я обнаруживаю, что сильно реа­гирую на некоторые черты людей, в то время как другие их не замечают вовсе. Тогда я начинаю подозревать, что слеп ко всем другим моделям поведения, которыми этот человек несомненно должен обладать».

И в то же время, как и большинство других аспектов чело­веческого поведения, механизм проекции может быть для нас очень ценным. Например, интуиция основана на тщательной проекции, потому что мы никогда не сможем прямо и непос­редственно почувствовать, что чувствует другой. Мы зависим от множества поведенческих сигналов, и некоторые из них, несомненно, лежат ниже уровня нашего сознания. Так, выра­жение эмоций кем бы то ни было является пусковым механиз­мом для вызывания похожих чувств внутри нас, и с помощью знания того, что мы чувствуем сами, мы догадываемся, что чув­ствует другой. Этим определяется наша способность сопере-

85

 

живать друзьям, предвидеть поведение коллег или даже пере-бивать ставку партнера при игре в покер, — все это невозмож­но без тщательной проекции.

Другой механизм, с помощью которого мы вмешиваемся в естественный цикл формирования и разрушения гештальта и тем самым снижаем свою способность гибко отвечать окру­жающему миру, это так называемая интроекция.

Буквально интроекция означает — «вбирание внутрь». Это понятие используется для описания процесса, когда чьи-то мнения и оценки принимаются без разбора, подобно тому, как маленький ребенок впитывает знания от окружающих. В определенной мере мы должны научиться этому способу впитывать все, что дают, без вопросов, подобно глотающему молоко ребенку. Это процесс неразборчивости, поглощения, принятия на веру.

Подрастая, ребенок должен больше трудиться для получе­ния еды, ему надо жевать и пережевывать ее до того, как про­глотить. Это действие, называемое ассимиляцией (усвоением), отличается от интроекции тем, что включает разрушение и реорганизацию. Однако некоторые люди никогда полностью не научаются агрессивному поведению, которое необходимо для ассимиляции, и продолжают просто впитывать (погло­щать) мнения своих родителей, а позже общества и других людей так же, как сначала просто впитывали (поглощали) ма­теринское молоко — пассивно и без сомнений.

Они принимают идеи, мнения и все аргументы других лю­дей, не пользуясь при этом собственными аналитическими способностями. Такие люди не пережевывают идеи других до того, как их проглотить: они скорее проецируют внутрь, чем ассимилируют. Преимуществом такого поведения является от­сутствие необходимости брать на себя ответственность за то, во что верит человек: подобное поведение не требует усилий, поскольку позволяет сослаться на других. Недостатком такого поведения, однако, является опасность стать не способным гиб­ко соответствовать собственным (подлинным) потребностям и желаниям. Такие люди вязнут, пытаясь следовать мнениям других людей или даже представлениям, характерным прошло­му. Они стараются вести себя так, как это «следовало бы» де-

86

 

лать, и постоянно заставляют себя быть не теми, кем они на самом деле являются.

Перлз в книге «Эго, голод и агрессия» показал психологи­ческие аналогии между нашим поведением и способами по­глощать и переваривать пишу. Об интроекции в таком кон­тексте можно сказать, что мы давимся (жадно хватая пищу) мнениями и суждениями окружающих без предварительно­го их пережевывания (переработки), а потому и не можем усвоить и интегрировать их.

Подобно тому, как мы разглядываем пищу до ее проглаты­вания, нам следует быть осторожными и с принятием чужих мнений и суждений. Иногда нас тошнит от проглоченной не­подходящей пищи (по причине ее несвежести или из-за того, что мы недостаточно ее прожевали); точно так же мы должны быть готовы вырвать, выплюнуть и пересмотреть идеи и мне­ния, которые уже были нами проглочены.

Будучи детьми, мы узнаем, что из-за непослушания роди­телям можем оказаться отвергнутыми ими. Обычно мы свя­зываем это со страхом, что родители могут нас покинуть. По­этому часто мы ведем себя так, как нам говорят, но с четким пониманием, что наше послушание существует только под при­нуждением.

На нас давят, чтобы мы вели себя определенным, приня­тым образом, и при этом создается видимость, будто это наш собственный выбор, так возникает установка, которая хоть и чужда нам, но все же достаточно сильна, чтобы мы сохраняли желаемое поведение. Мы сливаемся с ним и продолжаем его демонстрировать, даже если оно не согласуется с тем, кто мы есть. Для того, чтобы открыть для себя феномен интроекции, проделайте следующее упражнение.

УПРАЖНЕНИЕ 4. ИНТРОЕКЦИИ: РОДИТЕЛЬСКИЕ ЦЕННОСТИ

Закройте глаза и представьте, что ваша мать стоит перед вами. Обратите внимание на то, как она выглядит, как держится. Скажите ей, что вы чувствуете, глядя на нее, и поделитесь чем-нибудь, что всплывет в памяти в этот мо-

87

 

мент. Когда почувствуете, что закончили, поменяйте место и представьте, что теперь вы — это мать. Сядьте так, как сидит она, пусть выражение ее лица станет ва­шим. Осознайте, что вы чувствуете, будучи вашей мате­рью, и выскажите эти чувства вместе с тем, что проясня­ется в тот момент, когда вы смотрите на себя. Меняйтесь ролями, давая диалогу развиваться. Осознайте области согласия и разногласия между вами и вашей матерью. Обратите внимание на те аспекты ее поведения, с кото­рыми вам легко идентифицироваться, и на те, с которы­ми трудно. Выделите те аспекты, поведения вашей мате­ри и те ценности, которые вам не нравятся, но вам легко им подражать и выражать. А теперь позвольте себе, на­сколько вы сможете, продемонстрировать это поведение и ценности своим собственным способом.

«Я знаю, что мне не нравится, как моя мать манипулиру­ет людьми с помощью своих страхов, передавая их почти на подсознательном уровне. Я не пользуюсь теми же сло­вами и жестами, что и она, но возможно своими словами и действиями делаю то же самое».

Адаптировав ценности и поведение к своему стилю, испро­буйте их на партнере или друге. Много ли раз вы ими пользо­вались, не осознавая этого?

Ниже мы приводим текст, написанный женщиной, которая теперь начала понимать, насколько она интроецировала пове­дение, установки и физическое состояние своей бабушки.

Я такая же, как моя бабушка, за исключением того, что я прочно стою на земле.

Я такая же, как моя бабушка, за исключением того, что сама могу себе помочь.

Я такая же, как моя бабушка, за исключением того, что у меня своя голова на плечах.

Я такая же, как моя бабушка, за исключением того, что я учусь в университете.

Я такая же, как моя бабушка, за исключением того, что я бо­рюсь иначе.

Я такая же, как моя бабушка, за исключением того, что мне не нужна поддержка.

88

 

Я такая же, как моя бабушка, за исключением того, что я не хочу никою поддерживать.

Я такая же, как моя бабушка, за исключением того, что я сбросила оковы.

Я такая же, как моя бабушка, за исключением того, что могу развлечь себя сама.

Я такая же, как моя бабушка, за исключением того, что я развиваюсь.

Я видела свою целостность и красоту глазами своей бабуш­ки, нам было хорошо вместе.

Я любила свою бабушку,   -

И она любила меня.

Она была единственной, уникальной,

И я такая же.

Я поддерживаю дух моей бабушки живым.

Моя бабушка умерла.

Я тоже буду хорошей бабушкой.

Кэрол Уатт

Пользуясь поведением или установками, которые были непосредственно позаимствованы у кого-то, без соответству­ющего «усвоения», в действительности вы можете чувствовать тошноту и даже позывы к рвоте.

Другим распространенным указателем на интроекцию по­ведения или ценностей является слово «должен». Проделайте следующее упражнение.

УПРАЖНЕНИЕ 5. ИНТРОЕКЦИЯ: «ДОЛЖЕН»

Здесь дано несколько предложений, закончите их. Ко­нечно вы можете добавить и свои. Начиная читать пред­ложение, постарайтесь не думать — позвольте проявить­ся чему бы то ни было и затем закончите предложение. Немного задержитесь над каждым предложением, пока не всплывет нечто новое для вас — постарайтесь захва­тить это появившееся чувство, прежде чем перейти к сле­дующему предложению.

Хороший муж (хорошая жена) должен (должна)...

Женщина (мужчина) моего положения должна (дол­жен)...

Хороший отец (хорошая мать) должен (должна)...

89

 

Когда я злюсь, я должен...

Ощущая влечение, я должен,... Вам, возможно, удастся осознать процесс интроекции по тому, как вы реагируете на явно высказанное «должен»; вся­кий раз, когда вы переносите на себя подобное ожидание, вы, очевидно, чувствуете напряжение в нижней части живота или еще где-то в теле. После того как вы осознаете, что имеете дело с интроекцией, вам удастся наиболее простым способом при­нять приемлемое и отвергнуть неподходящее, взяв на себя от­ветственность за интроецируемую ценность путем замены слова «должен» выражением «я выбираю» или «я хочу».

«Иногда случается, что я говорю «мне следовало бы в лю­бое время быть доступным для моих клиентов». Но я дол­жен решить, действительно ли я должен. Как только я привожу прямо высказанное ожидание в соответствие со своей личностью и потребностями, я беру за него от­ветственность и, вместо обвинения своих требователь­ных клиентов в опрометчивости и назойливости, пони­маю, что у меня есть выбор».

Чтобы быть сознающим и ответственным за свои чувства, мы должны не только осознавать их, но и выражать тому чело­веку, который вызвал их появление. Направляя раздражение в сторону от человека, спровоцировавшего его появление, мы подавляем самих себя. Иногда идея перенаправления не так уж плоха, но, как и в случае других избеганий, она работает про­тив нас. Мы можем получить удовлетворение от выражения эмоций, но ценой ограничения своей эффективности.

«После напряженного рабочего дня я замечаю, что моя семья почему-то меня особенно не устраивает, и оказы­ваюсь с ней в состоянии конфликта. Я догадываюсь, что со мной, очевидно, было бы легче жить, а сам я был бы более успешен в работе, если бы я открыто выразил свое недовольство и возмущение в тот момент, когда они воз­никли, и тем людям, которые в этом повинны».

Иногда вместо переадресации нежелательных чувств другим людям мы адресуем их себе и против себя: например, вместо того чтобы рассердиться на официанта, принесшего холодный

90

 

кофе, я могу рассердиться на самого себя за то, что обедаю в таком дурацком ресторане, или вместо того, чтобы рассердить­ся на обидевшего меня партнера, я могу рассердиться на себя за то, что излишне чувствителен и уязвим. Такая переадресов­ка чувств на себя называется ретрофлексией.

Ретрофлексия часто связана с интроекцией — оба эти спо­соба избегания вырабатываются при общении с другими людь­ми. (При интроекции мы принимаем внутрь чужие ценности и мнения, перенимая вместе с ними и поведение, часто не удов­летворяющее наши собственные потребности и не отвечаю­щее нашим собственным представлениям. В таком случае мы отделены от самих себя и можем замкнуться на внутренней борьбе с собой.) Ретрофлексия может появиться, когда пря­мое выражение наших чувств не позволяет получить желае­мого от окружающих. Например, если подросток проявляет раздражение против родителей, не разрешающих ему пойти в кино, реакция родителей может иногда быть еще более бур­ной. В следующий раз вместо того, чтобы выразить в споре с родителями свое недовольство, молодой человек может рассер­диться на себя за «неблагодарность» или еще за что-нибудь из тех ценностей, которые он интроецировал от родителей.

Как уникальное существо человек развивается посредством
выбора. Хорош тот выбор, который рождается осознанно в
результате самосознания и действий, предпринятых самим
человеком: индивидуум развивает способность принимать
решения и отвечать за них. Свобода выбора и обучение на
опыте принятия решений — это суть существования и осно-­
ва индивидуальности.                                  

По Кларку Мустакосу

Мы верим, что пользуясь гештальт-подходом в жизни, мож­но прояснить многие противоречивые составляющие нас са­мих и сынтегрировать их в единое целое, а также высвободить значительную часть психической энергии, которую можно ис­пользовать в более творческом и благотворном русле. Итак, чем больше мы осознаем наши ретрофлексии, тем больше шансов для использования затрачиваемой на них энергии в других, потенциально более эффективных направлениях. Это предпо­лагает следующее: «Делай другим то, что ты делаешь себе».

91

 

УПРАЖНЕНИЕ 6. РЕТРОФЛЕКСИЯ

Вспомните ситуацию, когда вы были на себя рассерже­ны. Внимательно визуализируйте эту ситуацию в дета­лях и проверьте, нет ли в ней кого-то еще, на кого вы могли рассердиться, вместо того чтобы рассердиться на себя. Задержитесь в ней немного и, прежде всего, не по­зволяйте своему рассудку увести вас от проявления зло­сти наружу (хотя, конечно, в реальной жизни некото­рое благоразумие всегда необходимо).

Например: «Когда я обнаружил, что некий неизвестный водитель помял мою машину, я позволил себе ругать за это его, вместо того чтобы ругать себя за глупость, что припарковал машину в небезопасном месте».

Когда вы представили себе человека, на которого могли рассердиться, продвиньтесь в своем эксперименте еще на один шаг и подумайте о соответствующем наказании для этого человека; теперь вообразите, что оно выполня­ется. Вы все еще на себя злитесь?

Почти всегда существует физический компонент ретроф­лексии. Например, всякий раз, когда мы запрещаем себе сер­диться на других, возникает напряженность в теле. Не удиви­тельно, что эти напряжения часто находятся в мускулах, кото­рые мы использовали бы, чтобы выразить свой гнев. Вместо того чтобы использовать мускулы рук и плеч для удара, мы сами их сдерживаем или их сдерживают окружающие. Это вызы­вает боль в шее, в пояснице, боли в плечах и руках. Уделяя вни­мание тем способам, которыми мы сдерживаем свои тела, мы можем вернуть ранее забытые воспоминания и начать унич­тожать ретрофлексии.

УПРАЖНЕНИЕ 7.

НАПРЯЖЕННОСТЬ МЫШЦ и РЕТРОФЛЕКСИЯ

Займите удобное положение и закройте глаза. Позволь­те своему сознанию охватить все ваше тело.

92

 

Теперь обратите внимание на мускулы, особенно в тех областях, где вы чувствуете напряженность, дискомфорт или вялость, апатию.

Когда у вас появится чувство того, что происходит в этих областях, усильте дискомфорт, напрягая те группы мышц, где вы чувствуете напряженность.

Можете ли вы осознать, от совершения каких движе­ний вы себя останавливаете? Вы можете это исследовать, встав и проделав толкающие движения руками или уда­ряющие движения ногами, или прыгая и топая как ма­ленький ребенок в истерике. В то время как вы проделы­ваете эти движения, сожмите мускулы, в которых вы по­чувствовали напряжение. Это сжимание препятствует атакующим движениям?

 «Всякий раз, когда у меня на приеме присутствовал на­блюдатель, я испытывал головную боль. Когда я позво­лил себе сосредоточиться на этом чувстве, представив себе одну из наших сессий, то заметил, что у меня также очень напряжена шея. Усилив напряжение до тех пор, пока я больше не смог его выносить, внезапно я ослабел, моя шея расслабилась, и я почувствовал, как закипает гнев в моем животе. Если бы я был огнедышащим драко­ном, я бы этого наблюдателя испепелил».

Не существует постоянной связи между способом, кото­рым мы останавливаем себя от выражения чувств, и самими чувствами. Например, я могу подавить свою печаль, сдержи­вая грудные движения или напрягая лицевые мускулы, или то и другое одновременно. В разные моменты я могу пользовать­ся разными механизмами; и конечно же, мои способы отгора­живания от собственных чувств могут отличаться от способов блокировки, которым и пользуются другие.

Сфокусируйте внимание, как описано в предыдущем уп­ражнении, это может помочь вам понять некоторые способы, которыми вы пользуетесь для блокирования своих чувств.

Хотя наиболее часто ретрофлексируют злость, внутрь мо­гут обращаться и другие чувства. Если я ощущаю себя очень влюбленным в кого-то и одновременно робким в выражении

93

 

этой любви, может оказаться, что я поглаживаю свои ноги или руки.

Так наши рефлекторные движения, то, что мы делаем с со­бой, могут стать ключом к пониманию наших неудовлетворен­ных потребностей. Часто мы делаем для себя нечто такое, что на самом деле хотели бы, чтобы для нас сделали другие.

«Если я обнаруживаю, что обнимаю себя за плечи или за грудь, то спрашиваю себя, чего же я хочу — обнять кого-нибудь или чтобы меня кто-то обнял; заметив, что я по­глаживаю себя, проверяю, не хочу ли я кого-нибудь по­гладить или, может быть, хочу, чтобы он погладил меня».

Попробуйте следующий эксперимент.

УПРАЖНЕНИЕ 8. ОСОЗНАНИЕ ПОТРЕБНОСТЕЙ

Следующий раз, когда вы заметите, что обнимаете или поглаживаете себя (или пытаетесь как-то по-другому себя утешить), обратите внимание — не хотите ли вы сделать это для кого-то еще или нет ли у вас желания, чтобы кто-то другой сделал это для вас.

«Поразительно, как много людей заботятся о себе таким образом — я часто наблюдаю это в метро».

Осознание своих потребностей — это первый шаг к их удов­летворению. Конечно, просьба к другому человеку об их удов­летворении связана с риском: нас могут отвергнуть, и тогда мы столкнемся Не только с неудовлетворением желания, но и с отказом! Возможно, что в таком случае мы пожалеем, что вообще позволили себе осознать эту потребность. Однако от­рицательный опыт может подвигнуть нас получше присмот­реться к взаимоотношениям с человеком, который отказался выполнить нашу просьбу.

Еще один метод избегания называется дефлексией (Поль-стер). Обычно он помогает нам избежать возможных угрожа­ющих или неприятных взаимодействий с другими людьми, при этом мы делаем вид, что «ничего не случилось» или «этого не

                                         94

 

существует». Мы можем делать это разными способами: менять тему, говорить о не относящихся к делу вещах, покашливать или ерзать для отвлечения внимания собеседника, и т.д. Дове­денное до крайности, такое поведение является одним из при­знаков шизофреника, который отрицает что есть хоть что-ни­будь, на что надо реагировать, отрицает, что он избегает реаги­ровать, и вообще отрицает, что он один из тех, кто отрицает что . бы то ни было. Чрезмерное использование дефлексии в отно­шениях между двумя людьми может привести к вежливым, но эмоционально бедным и безынтересным для обоих ситуациям.

«В отношениях с другом я начал замечать, что когда я вы­ражаю ему свои эмоции, он всегда смеется или шутит. Однажды я рискнул прокомментировать эту ситуацию, и он согласился, что смущен выражением моих чувств. Тем не менее, он заметил, что для него было очень важно узнать о том, что он мне нравится, и что он испытывает ко мне такие же чувства. С тех пор наша дружба стала глуб­же и больше удовлетворяет нас обоих, мы оба стали более свободны в открытом выражении чувств друг к другу».

УПРАЖНЕНИЕ 9. ДЕФЛЕКСИЯ

В следующий раз, когда вы будете на вечеринке, обрати­те внимание, как часто меняется тема разговора. Заметь­те, насколько часто это случается, когда один из собесед­ников начинает касаться особых и личных утверждений. Отметьте, в какие моменты вы чувствуете свое смуще­ние в беседе, а также обратите внимание на то, каким способом вы избегаете разговора на чувствительные для вас темы.

Возьмите на себя ответственность и проверьте в дальней­шем на разных социальных ситуациях, что происходит, если вы делаете личные «я—ты» утверждения, просле­дите при этом, как от них уклоняются.

Конечно, как и в случаях с другими способами избегания, приведенными в этой главе, иногда дефлексия необходима. Ко­нечно, вечеринка с коктейлем — не место для групповой тера-

95

 

 

пии. Сознательное использование подобных способов избега­ния оправдано и может быть полезно. Они. становятся ущерб­ными и портят жизнь лишь в случае, когда к ним прибегают неосознанно..

Отказавшись от проекции, мы перестанем думать, что от­вергаемые нами чувства и поведение порождены другими, у нас появится возможность яснее их увидеть и попытаться изменить в себе то, что нам не нравится. Избавившись от интроекции, мы сможем принимать решения на основе собственных мне­ний и ценностей, с помощью отделения их от мнений других людей нам удастся опереться на собственные ноги. Прекратив ретрофлексировать свои чувства и перестав подавлять себя, мы сможем направлять чувства вовне и начать устанавливать ис­кренние и открытые контакты с другими людьми. И наконец, став более чувствительными к дефлексии, мы сможем обнару­жить области затруднений во взаимоотношениях с другими людьми и, исследовав их, сможем двинуться дальше.

Описанные в этой главе способы избегания часто заклады­ваются и развиваются с детства. Такое поведение поначалу нам было необходимо, но по мере нашего развития оно становится поперек дороги. Многие способы избегания входят в привыч­ку, а привычки умирают с трудом. От них можно избавиться только в том случае, если мы осознаем их, а также те способы, с . помощью которых они подавляют нашу способность гибко вза­имодействовать с окружающими.

 

ЧАСТЬ II

КАК СМАСТЕРИТЬ ШКАТУЛКУ

 

ГЛАВА 8

НЕЗАКОНЧЕННОЕ ДЕЙСТВИЕ

В гештальт-терапии важно понятие незаконченного дей­ствия. Хотя гештальт-подход концентрируется на нашем се­годняшнем поведении, он не отрицает значимости нашего про­шлого. На разных отрезках жизни, особенно в детстве, мы стал­киваемся с ситуациями, когда не можем полностью выразить какие-то из составляющих своей личности. Например, мно­гие родители не разрешают детям открыто выражать гнев.

Если требование родителей сопровождается (как это час­то и бывает) неприкрытой или неясно выраженной угрозой отвержения, маленький ребенок становится бессильным от­крыто протестовать против родителей, поскольку без их люб- ви и поддержки он может погибнуть (буквально). Поэтому он будет скорее подавлять выход своего гнева или искать не­прямые способы его выражения. Если родители последова­тельны в неодобрении гнева ребенка, его подавление может превратиться у человека в привычку, причем совершенно им не осознаваемую.

Похожими способами мы, возможно, научились подавлять и другие важные составляющие самих себя, например, чувство горя («Большие мальчики не плачут!») или потребности («Не будь ребенком!»), привязанности (сексуальности) и т.д.Подавление последней, кстати, часто порождается испугом или застыванием родителя в тот момент, когда мы его (или ее) обнимаем.

98

 

По мере взросления прямой страх быть отвергнутым роди­телями становится меньше, и мы уже могли бы позволить себе выразить то, что чувствуем. Однако к этому времени мы зача­стую уже забываем естественную, природную основу нашего самовыражения и не осознаем механизмы, которыми пользу­емся. Наши реакции стали привычными, мы можем заметить, что взаимодействуем с другими людьми так, как раньше было заложено в отношениях с родителями. Когда мы вырастаем, такое поведение часто становится неадекватным и мешает об­щению даже с любимыми людьми. И тогда в буквальном смыс­ле мы продолжаем жить в прошлом.

«Моя мать не дала мне той любви и заботы, в которой я нуждался, поэтому я научился не просить и не ждать ни поддержки, ни прикосновения. Отдавая что-то другим, мне хорошо, но я становлюсь крайне сдержан и засты­ваю, когда дают мне (и не получаю). И лишь совсем не­давно я понял, насколько бывал обижен, всегда отдавая и никогда не получая. Теперь я могу просить, прошу и могу  получить. Слава Богу, мой характер изменился». Или:

«Я не могу позволить себе плакать — я пропаду, если зап­лачу. Никто в нашей семье не плачет — и я не плачу».

Неписанным законом гештальта в разрешении таких ситу­аций является поощрение исследования того, как мы продол­жаем и сейчас подавлять самих себя, а отнюдь не копание в прошлом в попытках понять, почему нас научили вести себя таким образом.

Воображение очень могущественная вещь, мы можем в сво­ем воображении завершить те действия, которые невозмож­но завершить в реальной жизни.

УПРАЖНЕНИЕ 1. НЕЗАКОНЧЕННОЕ ДЕЙСТВИЕ

Попытайтесь вспомнить свои школьные годы. Сконцен­трируйтесь в основном на том времени, когда вы чув­ствовали себя преследуемым со стороны учителя или од-

                                         99

 

 

ноклассника, или когда с вами обращались пристрастно и несправедливо. Поговорите с человеком, который был пристрастен к вам, в своем воображении. Скажите ему, что вы чувствуете и как, по-вашему, можно было бы ис­править положение. Теперь представьте, что ситуация разрешилась так, как вы и предлагали. Дайте фантазии детализироваться. Если вы и теперь чувствуете себя по- прежнему, можно подумать и о соответствующем нака-зании для вашего преследователя. Представьте себе, что ваш преследователь наказан так, как вы сочтете нуж-ным. Побудьте немного с этим ощущением и позвольте  фантазии развиваться, может быть, вам захочется из- . менить форму наказания своего преследователя. Если это так, можете это сделать, продолжая наказывать сво- его преследователя столько, сколько хотите.

«Мне часто вспоминаются слова Кастанеды о том, что «воин всегда готов умереть». Я все больше и больше хочу быть готовым к завершению своей жизни в любой мо­мент времени — так, чтобы, если я вдруг умру, не оста­лось бы ничего недосказанного моим близким и друзь­ям. А если вдруг кто-то из них умрет, я не хочу, сожалея о потере, раскаиваться, что не дал узнать им в полной мере о своей любви или о негодовании, которые я к ним испытывал. Лишь будучи уверенным в своем бессмер­тии, я могу позволить себе роскошь оставлять на своем жизненном пути небрежности и не связанные концы; моя смертность может помешать мне вернуться, чтобы их связать».

Воин думает о смерти, когда все становится неясным.

Идея смерти — единственное,

что укрепляет наш дух.

Карлос Кастанеда

В гештальт-терапии особое внимание уделяется именно про­цессу, а не содержанию; тому, как изменяются вещи и собы­тия, а не закреплению их с помощью описания того, что было; в поисках роста и перемен мы осмеливаемся обращать внимание не на содержание пережитого, а на способ его переживания.

100

 

Большинство людей в какой-то момент своего развития чувствуют, что могли бы быть счастливее или удачливее, если бы им больше повезло с родителями. Независимо от того, вер­но это или нет, такая позиция может привести человека к ощу­щению своего бессилия что-либо изменить. Эти люди цепля­ются за свое возмущение родителями и пользуются ими в ка­честве предлога для избегания риска жить в настоящем. Лишь работая с такими незаконченными действиями, они могут простить своих родителей и сочувствовать им, а также после­довательно освобождать свою творческую энергию, чтобы иметь возможность действовать сейчас в новой ситуации.

С момента рождения, когда дитя каменного века впервые сталкивается со своей матерью двадцатого века, оно встре­чается с жестоким насилием, называемым любовью, так же как это было у его отца и матери, а еще раньше — у их роди­телей и у их прародителей. Эта сила главным образом при-частна к разрушению большинства потенциальных способ­ностей ребенка. И в целом это проходит успешно. К своему пятнадцатилетию мы, как правило, уже перестаем быть са­мими собой, становясь полупомешанными созданиями, бо­лее или менее приспособившимися к безумному миру.

Это — норма для нашего поколения.

Р.Д.Лэнг

 

 

ГЛАВА 9 КОНФЛИКТ

Что если муха, стоя на липучке, станет доверчиво вытирать об нее лапки?

Коан Дзен

Жить — это значит все время принимать решения. В изве­стном смысле мы постоянно решаем, что чувствовать, что ви­деть, что выражать и как вести себя. Некоторые решения не­двусмысленны и могут быть приняты без долгих размышле­ний. С другими сложнее, противоречивость ощущений, когда мы сталкиваемся с необходимостью принять решение, может привести к непродуманности или неосознанному избеганию. Лишь осознавая эти противоречия и свою реакцию при реше­нии тех или иных вопросов, в целом мы можем быть способ­ными к ответу. И в этом риск быть живым.

Если вы обратите внимание на себя, когда вы принимаете решения, иногда вы сможете обнаружить, что хотели бы по­ступить двумя различными и, более того, взаимоисключаю­щими способами. Если это происходит — вы находитесь в состоянии конфликта, противоречия с самим собой. Напри­мер, если в ресторане вам подают пережаренное мясо, у вас может появиться желание рассердиться, оскорбиться, но в то же время остаться вежливым и снисходительным. И вы в

103

 

тупике — оба варианта поведения возможны, но они взаимо­исключающие. Будто внутри вас существуют два человека, каждый из которых хочет вести себя по-своему. Одна часть вас хочет сохранить мир и покой, а другая оскорблена дур­ным обращением.

Бывает много ситуаций, когда вы в конфликте с самим со­бой и можете поступить так или прямо наоборот. Следующее упражнение проиллюстрирует понятие конфликта.

УПРАЖНЕНИЕ 1. КОНФЛИКТ

Сядьте и, закрыв глаза, представьте, что разговариваете с кем-то, кто для вас важен. Лучше, если это будет человек, в общении с которым у вас возникли трудности. Пока разговор проходит в обычном русле, обращайте внима­ние на диалог. Почувствовав привкус вашего обычного общения, представьте, что можете быть откровенны и прямы с этим человеком в выражении своих чувств.

Поговорите откровенно и прислушайтесь к вашему диалогу теперь. Ваша «откровенная» часть может неожи­данно для вас оказаться сердитой или оскорбленной, но поскольку разговор происходит лишь в воображении, он не приведет к неприятным последствиям.

Побудьте несколько минут «искренним», а теперь пе­ресядьте на другой стул. На новом стуле побудьте около минуты, так сказать, «обычным» человеком. Смена сту­льев нужна для того, чтобы вы смогли разделить эти две свои роли.

Четко разделив эти две свои части, начните диалог между ними. Поскольку вы играете обе эти части, пере­саживайтесь с одного стула на другой, меняя роли.

Определите и сформулируйте путем диалога все, чего вы хотите в отношениях с важным для вас человеком, воображаемым вами. Если вам удастся удержать эти две собственных части раздельными, вы обнаружите, что по­падаете в тупик — каждая из них хочет чего-то, что про­тиворечит желаниям другой. Мы вернемся к этому ту­пику позже.

104

 

Вы можете заметить, насколько сложно в момент конфлик­та с собой ясно и четко чувствовать одновременно обе уча­ствующих в нем стороны. Поэтому важной частью четкого раз­деления сторон любого конфликта является выражение их по отдельности, поочередно. Амбивалентность — одновременное ощущение двух чувств — является результатом путаницы. Наше внимание часто переключается с одной участвующей в конфликте стороны на другую без определения наличия про­тиворечия и его сути. Позволив себе распутать клубок чувств, разрешив себе чувствовать их поочередно, вы прежде всего уди­витесь тому, насколько быстро чередуются ваши эмоции. Сна­чала вы можете почувствовать прилив гнева, после чего после­дует волна любви, затем — поворот к скорби и печали, а потом сильное сексуальное влечение. Получив четкое представление о различных сторонах тупика, вы наконец увидите, что суще­ствуют возможности его разрешения. И тогда вы сможете выб­рать способ.

Фрустрация (то есть разочарование, крушение надежд и ожиданий) — еще один ключ к личностному росту, если ее энергия используется продуктивно. Поспешное и непроду­манное разрешение тупиковых ситуаций или их избегание подразумевает пренебрежение одной из противостоящих сторон. Чтобы благоприятно расти и развиваться, мы долж­ны быть устойчивыми к фрустрации, пока ситуация не раз­решится. Возьмем, к примеру, женщину, которая мечтает о глубоких сердечных отношениях с мужчиной, но избегает физических отношений с кем бы то ни было из-за страха ока­заться обиженной или обманутой. Возможно, она избегает этого тупика, переполняя свою жизнь таким огромным коли­чеством занятий, что и не сможет встретить подходящего мужчину, или занимается любовью со многими мужчина­ми, не увлекаясь при этом по-настоящему. В последнем слу­чае, поспешно разрешая противоречие, она удовлетворяет лишь ту часть себя, которая жаждет физической близости. В первом же — испуганная, боящаяся ее часть проявляется в категорическом отказе от эмоционального увлечения свои­ми партнерами. В обоих случаях ей следовало бы понять, что она Отрицает какую-то часть своей личности. Это может быть

105

 

очень фрустрирующим, потому что и тем и другим поведени­ем она не решает дилемму, отчаянно пытаясь ее решить.

Разбор конфликтов тоже может сильно фрустрировать, и большинство людей предпочитают отвлечь себя с помощью другой активности или решить конфликт преждевременно. По­пробуйте изучить этот процесс на себе с помощью следующе­го упражнения.

УПРАЖНЕНИЕ 2. ИЗБЕГАНИЕ КОНФЛИКТА

Продолжите диалог, который возник у вас в конце уп­ражнения №1 из предыдущей главы №8 и попытайтесь осознать способы, которыми вы можете убрать этот кон­фликт из памяти.

Напишите список способов, с помощью которых вы из­бегаете конфликтов.

«Один из способов, которыми я избегаю конфликтов, со­стоит в том, чтобы поесть. Другой — чем-то озаботить­ся. Чаще всего я только перенаправляю внимание куда-нибудь еще».

УПРАЖЕНИЕ 3.

ПРЕЖДЕВРЕМЕННОЕ РЕШЕНИЕ КОНФЛИКТА

Подумайте о ситуации, в которой вы чувствуете суще­ствование конфликта между двумя возможными спосо­бами поведения по отношению к другому человеку. Ис­пользуя уже описанный метод, приписав каждый способ поведения разным «частям» себя и предоставив каждой «части» отдельный стул — разверните диалог между сво­ими половинками. Теперь выберите одну из них и пред­ставьте себе развитие отношений с другим человеком, пользуясь только этим способом поведения, представьте себе сцену между вами.

Как вы себя чувствуете, избегая решения конфликта и действуя таким образом? Взаимодействие с конфлик­тующими сторонами себя в данной ситуации полезно,

106

 

но после того, как вы освоились с данной техникой, по­звольте себе увидеть больше, чем две части. Вы можете удерживать все эти части на расстоянии, выделив стул для каждой из них, затем садиться на соответствующий стул, когда вы играете соответствующую часть. Иногда все это бывает так запутано, что стоит или попросить своего друга, чтобы он последил за вами и помог удержать оче­редность высказывания частей, или дать имя каждой час­ти и написать эти имена на соответствующих стульях. Слишком много частей может привести к беспорядку.

Видеть обе стороны проблемы — это самый надежный

способ предотвратить ее полное решение.

Поскольку всегда существует больше,

чем две стороны.

Идрис Шах

Есть много конфликтов, которые не имеют постоянных ре­шений, эти решения варьируют каждый раз, когда конфликт происходит. Один из таких традиционных конфликтов каса­ется сексуальности. Например, встречая кого-то из представи­телей противоположного пола и чувствуя сексуальное влече­ние к нему, у вас может возникнуть вопрос о том, в какой сте­пени вы можете заявить о своем влечении и в какой мере до­биваться этого человека? Некоторые люди решают эту пробле­му, оставаясь верными одному человеку или отказываясь от сексуальности вовсе. И когда бы ни возникла эта проблема, у них раз и навсегда существует однозначное решение. Другие люди решают эту проблему путем частой смены сексуальных партнеров, тоже оказываясь зажатыми в рамках одной модели поведения.

Безусловно, наилучшим решением проблемы, связанной с сексуальностью, является наличие выбора — в зависимости от человека, места и времени. Осознавать это — значит допус­кать, что у нас возможны разные (а не один) наборы устано­вок, которые мы можем использовать в любом возникающем конфликте. Именно это позволяет нам оставаться гибкими в способах решения конфликтов. Испробуйте это на себе, про­делав следующее упражнение.

107

 

УПРАЖНЕНИЕ 4. ГИБКОЕ РЕШЕНИЕ

Представьте себе кого-то из своих знакомых, к кому вы испытываете сексуальное влечение. Представьте теперь, что одна половина вас хочет иметь с ним/ней сексуаль­ные отношения, а другая — отказывается.

Поставьте два стула друг против друга. Сидя на одном из них, говорите за ту часть себя, которая не желает ув­лекаться этим значимым для вас человеком. Приведите доводы против сексуальной связи.

Теперь пересядьте на другой стул и приведите доводы в пользу сексуальных отношений.

Продолжайте спор, пересаживаясь со стула на стул всякий раз, когда вы меняете отношение к воображае­мому вами человеку.

Лишь осознавая возможности любых отношений, вы сможете больше всего получить от этих отношений. По­размышляйте, как отсутствие осознания своей сексуаль­ной привлекательности для другого могло повлиять на ваши отношения с ним/нею.

Итак, вы отрезали себя, отказались от этого человека из страха возможного сексуального увлечения?

Что вы чувствуете — будет ли этот человек польщен или он будет оскорблен вашим признанием в сексуаль­ном влечении?

И вообще, испытываете ли вы смущение от сексуаль­ного влечения?

Осознание разнообразных частей самого себя позволяет с большей ясностью принимать гибкие решения. Вместо того, чтобы принимать преждевременное решение (например, по привычке), мы можем выбрать решение в зависимости от мес­та, времени и человека, с которым мы рядом. Человек, кото­рый решил никогда не проявлять гнева, прификсировал свое решение ко всем конфликтам, сопряженным с гневом. То же касается и человека, который решил никогда не показывать своей грусти, возбуждения, сексуальности, удовольствия.

Когда решение привязано к конфликту, мы можем забыть о том, что существуют и другие его решения. Если мы никогда

108

 

не гневались, мы даже не знаем как следует гневных слов и жестов. Поэтому даже если мы случайно и выразим свой гнев, другие могут воспринять его как странность: мы можем выг­лядеть фальшиво и странно для всех, на кого изливаем свой гнев. В результате последует жесткая реакция на выраженное нами чувство, что, в свою очередь, может заставить нас сдер­живать его в будущем. Мы чувствуем себя глупо, когда кто-то смеется в ответ на наш гнев или безжалостно контратакует, как только мы проявим свое чувство обиды. В подобных случа­ях стоит помнить, что все это человеческий опыт и процесс обучения. Мы же не ждем, что с первых шагов наши дети глад-, ко и величественно поплывут по течению. И так же не следует ожидать, что наши первые попытки нового поведения будут свободны от неуклюжести.

«Я обнаружил, что большая часть моих внутренних кон- . фликтов происходит тогда, когда мне хотелось бы посту- . пить совсем не так, как я привык себя воспринимать. Например, чем больше я следую созданному мной обра­зу сочувствующего, бесконечно внимательного и пони­мающего отца, тем труднее мне искренне выразить него­дование по поводу многочисленных требований и запро­сов моей дочери-подростка».

Быть способным ответить так, чтобы выразить все части себя — для этого нам следует распутать фрагменты своей лич­ности, и неважно, будем ли мы при этом последовательными. У нас много составляющих, и каждая из них имеет свое проис­хождение. Некоторые обусловлены биологией. Мы испыты­ваем сексуальное влечение — сильное или слабое — в зависи­мости от генетической наследственности. У нас есть способ­ность проявлять или сдерживать свой гнев, частично это зави­сит от заложенных родителями, учителями и обществом цен­ностей. Более того, у нас есть склонность использовать совер­шенно разные наборы ценностей разных людей, не разбира­ясь в их соответствии.

Лишь попробовав применить один из способов поведения в конфликте, мы сможем осознать его совместимость или не­совместимость со своими собственными ценностями. Это

109

 

важно, ведь каждый из конфликтов ведет нас ко все более пол­ному выражению себя и к последующей интеграции всех час­тей наших взаимоотношений.

Часто мы хотим изменить свое поведение, мы устали быть жертвой, мучеником или хорошим парнем, или робким чело­веком. Дилемма возникает тогда, когда мы боимся начать вес­ти себя иначе или не знаем, какие существуют альтернативы нашему привычному поведению. Тогда возникает конфликт, но участвующие в нем «части» еще совсем не определены. Сле­дующее упражнение поможет прояснить ситуацию, когда вы чувствуете себя неуверенно в альтернативном поведении. По­ведение, которое полностью противоположно привычному по­ведению, называют полярным поведением.

Полярностью теплоты является моя холодность, полярнос­тью доброты — моя жестокость. О восхитительные полярно­сти: счастье — горе, радость — гнев, любовь — борьба! Со­вершенный баланс!

Джордж Роснер

УПРАЖНЕНИЕ 5. ОБНАРУЖЕНИЕ ПОЛЯРНОСТИ

Подумайте о каком-нибудь способе своего поведения, от которого вы страдаете. (Это может быть и «задабрива­ние» шефа, а может быть и существование в качестве «хо­рошего парня»).

Сядьте на один из стульев и проиграйте свое поведе­ние. Как только вы почувствуете, что ваше поведение похоже на привычное, пересядьте на другой стул и убеж­дайте себя в том, что только такое поведение и возможно в жизни. Приведите веские причины такого поведения; сделав это, пересядьте. Выслушав доводы в пользу пове­дения, от которого вы страдаете, приведите доводы про­тив него. Расскажите о том, что вам не нравится в таком поведении, и, почувствовав, что вы привели веские дово-ды против такого поведения, пересядьте еще раз. Про­должайте диалог в том же духе, пока вам не станет совер­шенно ясно, что же поставлено на карту.

110

 

Например:

Если вы обычно «задабриваете» своего шефа, то одним из последствий большего отстаивания своих прав может стать ваше увольнение.

Важно ясно понимать возможные последствия любых из­менений в своем поведении.

Следующим шагом, этого упражнения является перенос его в реальную жизнь. В течение нескольких дней поэкспе­риментируйте со своим поведением, которое вы хотите из­менить, осознайте себя. Усильте то поведение, которое вам не нравится, чтобы почувствовать всю полноту своего неудо­вольствия от него.

Когда вы почувствуете себя готовым к рискованным изме­нениям, попробуйте альтернативное поведение. Если при этом вы начнете нервничать, быстро вернитесь к своему обычному поведению и усильте его еще раз. Вы обнаружите, что больше не можете вести себя по-прежнему, и новое альтернативное поведение получится само собой.

Необходимо подчеркнуть, что чаще всего конфликты по­являются тогда, когда мы пытаемся вести себя не так, как, по нашим представлениям, нам следовало бы себя вести.

Например, представьте, что вы хотите нечто сделать, но при этом избежать возможных последствий. Если вы считае­те себя смелым и прямолинейным человеком, возможно, вы не захотите согласиться, что боитесь этих последствий. По­этому станете отказываться от этой части себя, наполненной страхом. Однако выражая и исследуя эту сторону своей лич­ности, вы можете узнать, что ваш страх на самом деле являет­ся наиболее чувствительным средством вашей страховки и са­мозащиты или же наоборот — он нерационален и подавляет вас. Так или иначе соотношение фигуры и фона вашей ди­леммы неуловимо изменится, вы станете менее фиксирова­ны и будете искать решение, которое удовлетворит обе сто­роны вашей личности, и тем самым конфликт исчезнет.

Вы можете испробовать этот метод, пользуясь следующим упражнением.

111

 

УПРАЖНЕНИЕ 6.

К ИНТЕГРАЦИИ КОНФЛИКТА

Вернитесь к упражнению 1 на стр; 104 и продолжите спор между двумя частями. Дайте каждой из них возможность услышать, что говорит другая, и позвольте каждой отве­тить на точку зрения другой. Это поможет каждой из частей ясно определить, что она чувствует и чего хочет.

 Первым шагом на пути разбора конфликта является выяс­нение для противоположных частей их требований, желаний и возможных направлений действий. Следующий шаг — их рассуждения друг с другом, диалог, чтобы они обе смогли по­лучить что-нибудь из того, что они хотят. Если одна из сто­рон отказывается слушать другую, — возникает тупик (то есть состояние напряжения между противоположными частями), который становится перманентным и никакой интеграции произойти не может. Но обычно, как только одна из частей начинает по-настоящему слышать другую, она становится способной предложить некий компромисс, на который мо­жет ответить другая сторона. Если обе части готовы к взаим­ным уступкам, тупик постепенно рассасывается, и происхо­дит интеграция.

Здесь может помочь физическая аналогия. Когда два бук­сира выводят корабль из порта, они обычно имеют курс в 90 градусов по отношению друг к другу. Это означает, что если корабль нужно вывести в южном направлении, то один бук­сир направляют на юго-запад, второй — на юго-восток. Если два капитана знают направления движения обоих буксиров, у них может сложиться впечатление, что они движутся в совер­шенно разных направлениях. На самом деле результатом их действий становится движение корабля в южном, то есть в за­данном направлении. Аналогично возникают споры между двумя различными частями себя, когда обе стремятся к дви­жению в совершенно разных направлениях: однако, как и в случае с буксирами, все оканчивается выработкой совместно­го направления движения, которым вы можете следовать.

Конфликты неизбежны и необходимы, поскольку мы сложны и неоднозначны. Понимая собственные составляю-

112

 

щие, которыми обусловлены эти конфликты, мы можем най­ти им решение. Именно ясность и осознание ведут к росту и развитию, и если мы остаемся толерантными к фрустрации, неизбежно возникающей при разборке своих собственных чувств, мы сможем выйти из тупика и сформулировать новое решение, подходящее для данного момента времени.

Я выслушал все, что ты должен был сказать мне о своих

проблемах. Ты спрашиваешь, что тебе с этим делать.

Думаю, что настоящая твоя проблема в том,

что ты принадлежишь к человеческому роду.

Признай это для начала.

Идрис Шах

 

ГЛАВА 10 ПЛЫТЬ ПО ТЕЧЕНИЮ

Чтобы изобразить порывы ветра, иве не нужны бумага, чернила и кисть.

Сарью

Думать, что все постоянно и неизменно — это иллюзия, люди и мир все время меняются. Для некоторых изменений требуется больше времени, для других — меньше. Цветы уми-. рают за сезон, люди — за столетие, даже глыбы гранита, кото­рые кажутся столь незыблемыми, выветриваются, развалива­ясь на куски и становясь, в конце концов, галькой.

Наши чувства и ощущения меняются каждое мгновение, вместе с ними изменяются и наши отклики миру. В этом смыс­ле мы все время изменяемся. Подлинное, аутентичное обще­ние с другими людьми подразумевает осознание собственных чувств, а поскольку это бесконечный поток, мы все время дол­жны заново определять, что мы чувствуем в данный момент.

Нам следует осознавать и то, что происходит с другими — ведь и они меняются столь же быстро, как и мы. Поэтому дове­рие и близость возможны только в том случае, если мы следу­ем за изменениями в себе и в других людях, с которыми мы рядом. Если мы не уделяем должного внимания текущему мо­менту, мы можем завязнуть, описывая чувства, которые дав­но миновали. Это может вести к поведению, которое соответ-

                                         115

 

ствует нашему прошлому, но никак не настоящему. Напри­мер, в ходе рабочих контактов со своим руководителем и в за­висимости от его требований, одобрения или критики, пона­чалу я могу чувствовать страх, затем облегчение, потом благо­дарность и, наконец, обиду и негодование. Каждое из этих чувств законно в контексте нашего общения. Но если я зацик­лен на страхе, а руководитель в это время говорит о том, что он одобряет мою работу, то наше общение, конечно же, вряд ли будет успешным.

Лучшей моделью, передающей непрерывную череду из­менений наших собственных чувств и чувств окружающих, является калейдоскоп. Картинка все время меняется и похо­жа на бесконечность. Изменения в наших чувствах или в чув­ствах окружающих нас людей приводят к изменению харак­тера всех наших взаимодействий. Мы полагаем, что вещи ос­таются такими же только потому, что так удобно и кажется безопасным.

Все живые существа меняются циклично. Утомленный жизнью и миром может сказать: «Я уже видел все это раньше, все меняется, но все остается прежним». Но в действительнос­ти он не видел всего, потому что почувствовать можно только то,, что происходит сейчас. Конечно, можно заметить некие сходства между разными моментами, но полностью осозна­вая текущий момент, вы можете обнаружить, что ситуация всегда уникальна.

Дерево никогда не будет тем же, что прошлым летом и даже что минуту назад. Поскольку мы существуем и меняемся день ото дня, описание или восприятие себя самого верно лишь на тот момент, когда оно сделано. Но описывая словами происхо­дящее, мы склонны надолго его фиксировать,- так фотограф фиксирует сцену или человека навсегда.: Язык — это основа нашего мышления, поэтому мы полагаем, что абстракция — это то же самое, что и объект, который она представляет. Но как только момент формирования образа проходит, субъект меняется. Река, на которую мы смотрим, никогда не вернется, новая река постоянно течет от истока к океану. Абстракции (например, «река») полезны, поскольку мы не могли бы без них описать мир; но мы должны осознавать их пределы.

116

 

УПРАЖНЕНИЕ!. РАЗВИТИЕ ВНУТРИ МИРА

Представьте, что вы стоите возле мелкого ручья и броси­ли в него какую-то черную краску. Представьте, что вся вода окрасилась в черный цвет; потом набегает новая вода, и окраска постепенно пропадает и наконец исчезает со­всем. Поразмышляйте, как изменилась река по сравне­нию с предыдущим моментом. В чем различие между рекой сейчас, опять ставшей чистой, и рекой до того, как вы изменили ее цвет?

Изменения происходят постоянно, и если мы не осознаем этого, мы можем упустить настоящий момент и остаться в уже прошедшем. Это не говорит о том, что нам следует находиться на вершине всех изменений, которые происходят как в нас, так и в других, иначе это может привести к новому хаосу. Нам нуж­но ограничивать свое сознание таким количеством значимых наблюдений, с которым мы можем справиться. Выбор их обыч­но делается автоматически при условии, что мы открыты появ­лению новых фигур на фоне нашего общего опыта.

Обычно нам хватает умственных способностей, чтобы от­дохнуть от происходящих изменений, если мы знаем, как быть в курсе происходящего. Степень нашего контакта с окружени­ем и степень погружения в себя тоже меняются со временем.

Мы делаем наблюдения и храним их в своей памяти. Позже, оказавшись в ситуации, так или иначе связанной с этим воспо­минанием, мы скорее используем память в качестве источника информации, чем осознаем то, что на самом деле происходит в данный момент. Переориентируя себя на настоящее, мы полу­чим более точную информацию и окажемся гораздо больше включенными в происходящее. Более того, наш ответ будет боль­ше соответствовать тому, кто мы есть и что мы хотим.

Используя процесс таким образом, мы можем жить в дан­ный момент—ведь только его мы в действительности и можем ощущать.

Понимать концепцию процесса интеллектуально и чувство­вать его для себя — это не одно и то же. Следующее упражне­ние поможет вам это различить.

117

 

УПРАЖНЕНИЕ 2. РАЗВИТИЕ В ВАШЕЙ ЖИЗНИ

Найдите несколько своих фотографий в детском возрас­те и фото вашей семьи. Сложите их друг за другом в аль­бом, чтобы вы сами смогли увидеть стадии роста. Отметь­те процесс своего развития, посмотрите, насколько силь­но вы изменились и насколько остались прежним.

Такой же эксперимент можно проделать и с вашими старыми письмами. Можете ли вы указать людей, у ко­торых хранятся ваши письма к ним? Если да — сделайте с писем копии, сложите их по времени написания. Види­те ли вы свой процесс изменений?

УПРАЖНЕНИЕ 3. РАЗВИТИЕ ВАШЕГО ДРУГА

Фотографируйте своего друга в течение месяца каждый день, одновременно снимайте и себя. Сравните эти се­рии фотографий между собой. Отметьте ежедневные изменения.

Лишь понимая саму идею процесса, мы можем заметить богатство наших каждодневных ощущений и увидеть, что же в действительности происходит в данный момент, а не вытас­кивать из памяти воспоминания о том, что происходило неко­торое время назад. Способ вернуть смысл процессу состоит в том, чтобы включить осознание «сейчас я осознаю, что ...» и позволить вниманию свободно блуждать во внешней, внутрен­ней и средней зонах.

Одним из проклятий нашей цивилизации является необ­ходимость добиваться цели; конечно, хорошо иметь цель, но концентрация на продукте своего труда, а не на самом процес­се часто приводит к обеднению процесса творчества. Увлечен­ный повар, постоянно нацеленный на конечный результат, может не получать удовольствия от приготовления блюд хотя сам этот процесс может быть источником удовольствия. Раз­мышляя о ежедневном процессе своей жизни, можно увидеть всю бессмысленность нацеленности наших усилий на конеч-

118

 

ный результат. Концом жизни, насколько всем известно, яв­ляется смерть. Так ли уж надо спешить к достижению этой цели? Любовники занимаются любовью не для достижения оргазма, хотя он и является радостным завершением их лю­бовных занятий: они сосредоточены на всей полноте обще­ния и наслаждения, что и приводит к оргазму.

УПРАЖНЕНИЕ 4.

КОНЕЧНАЯ ЦЕЛЬ И ПУТЬ РАЗВИТИЯ

В следующий раз, когда вам предоставится возможность вымыть посуду после еды, постарайтесь нацелиться на сам процесс мытья. Почувствуйте теплоту воды — не слиш­ком ли она горяча для вас? Что вы ощущаете от скольз­кой мыльной воды на посуде? Дайте своему вниманию сфокусироваться на ощущениях рук. Какой вы ощущае­те чистоту свежевымытой посуды?

После того как вы сумеете сконцентрироваться на са­мом процессе мытья посуды (а этого занятия обычно пред­почитают избегать), проведите некоторое время, думая о том, чтобы «сделать это быстро». Попытайтесь стать не­терпеливым при выполнении задания и стремитесь к его окончанию. Заметили ли вы, насколько эта нацеленность на конечный результат, а не на сам процесс мешает полу­чению удовольствия от процесса?

Люди с трудом воспринимают изменения; то, что непосто­янно, понять трудно. Способность гибко реагировать на изме­нения зависит от осознания изменений, а для последнего нуж­на гибкость восприятия. Если я обременен проекциями, кото­рые постоянно навязываю другим, я не в состоянии видеть ясно и, следовательно, не могу видеть изменений. Все, что я вижу в других, снова и снова, — это лишь я сам, зацикленный и не способный к изменениям.

Если мои границы с другими людьми размыты, я не смогу понять, кто из нас меняется — я или другие. Поэтому, чтобы быть способным ощущать изменения, мне нужно все время быть в контакте с окружением. Уходя от окружения и погру­жаясь в себя, я становлюсь неспособным ощутить его изме-

119

 

нения. И потому, чтобы ощущать происходящие в мире из­менения, я должен быть способен проходить через все ста­дии слияния, контакта и погружения в себя, не застревая ни на одной из них. Зафиксироваться в контакте столь же бес­полезно для восприятия изменений, как и застрять в слия­нии или погружении в себя. Если нет времени, чтобы погру­зиться в себя и проверить, есть ли изменения, произошед­шие во мне самом с тех пор, как начался контакт, я теряю ощущение себя и скорее исполняю роль, чем веду себя аутен­тично. Изменения означают жизнь, фиксация — это смерть. Рискните жить!

Завершение любого процесса, то есть достижение цели, есть в своем роде смерть, точно так же как и абсолютное со­вершенство. Хотя мысль о том, что нечто может быть совер­шенным, является частью сути человеческого существова­ния, это лишь направление, сигнальный знак, а не цель жиз­ни. Важно ясно представлять себе цели и иметь их в перспек­тиве; но если процесс достижения цели того не стоил, может ли быть стоящей сама цель?

Все же знание О нашей смертности может приводить к при­чудливым образам жизни, так как мы пытаемся ужиться с этой неизбежностью. Одна из таких попыток состоит в том, чтобы максимально возможным образом переполнить свою жизнь. Беспокойство при выполнении слишком большого количества дел вызывается тем, что у нас может не хватить времени для усвоения всего полученного опыта. Вся наша жизнь может быть заполнена целями, а не самим процессом жизни — по­скольку цели имеют собственный импульс, под его влиянием целенаправленный человек может забыть спросить себя: «Чем я сейчас занимаюсь?» и «Стоит ли это того?» Если в результа­те неимоверных усилий удается достичь поставленной цели, часто тот, кто ее достиг, ощущает во рту только пепел: «И это то, за что я боролся?»

Другой выбор связан с идеей процесса. Если время нашего пребывания на земле ограничено, то мы ответственно должны сделать выбор, как его потратить: Фауст Гете попытался обой­ти эту проблему, заключив договор с Мефистофелем, но боль­шинство из нас этого выбора не имеет. Каждое решение пойти

120

 

по одной дорожке означает, что мы не сможем пойти по дру­гой. Если мы не принимаем этих решений со всей ответствен­ностью, нам придется винить только себя.

Хотя существуют циклы развития и со временем мы ме­няемся, можно застопорить этот процесс, развивая свои не­изменные «черты характера». Это такие способы поведения, на которых основаны наши роли, а роли, как мы уже говори­ли, это способы избежать подлинного общения. Я могу встре­тить нового человека и почувствовать к нему расположение. По мере того, как я буду все лучше его узнавать, я могу оби­жаться на его некоторое поведение по отношению ко мне; и все же, я могу скрыть свои чувства и не показывать их, ведя себя с этим человеком так, будто я все еще к нему располо­жен. Тем самым временами я исполняю роль, часть меня зас­тывает и препятствует моей гибкости. Замороженный на вре­мя и предсказуемый, я, в некотором смысле, мертв. Красота цветов — в её быстротечности; пластмассовые цветы оскорб­ляют своим постоянством.

Так как природа общества меняется, духовные и философ­ские ценности тоже меняются — то, чему учили в прошлом, должно измениться в соответствии с настоящим.

На среднем востоке одно из главных благословений, которое является также проклятием... это обучение духовных масте­ров. Оно — благословение для тех, кто получил его в нужное время, и проклятие для тех, кто борется с ним с тех пор после того, как оно стало анахронизмом. Немногие съели бы мясо после того, как оно сгнило, или овощ, когда он уже сморщил­ся. Но почти никто не подозревает об эквивалентной пробле­ме в литературе и традиционализме. Дайте чему-нибудь про­слыть ценным или возвышенным, и человеческая жадность доделает все остальное. Даже если доисторическое ломает нам зубы и гнилое мясо нас отравляет, мы все равно будем

придерживаться устаревших толкований.

Идрис Шах

Не только каждое общество и время вырабатывают свою собственную философию, но и законы тоже отражают вре­мя. Многое из легального, разрешенного сейчас было строго

121

 

запрещено в прошлом, например, гомосексуализм. Модель — это тоже объект изменений вкусов, обычаев. Викторианское пуританство отчасти расчистило дорогу распущенности вре­мен Эдварда, последняя дала дорогу свободной и легкой мо­рали двадцатых годов прошлого столетия. Во многом это по­хоже на то, как что-то становится для нашего сознания фигу­рой на фоне нашего мира, — некоторые идеи становятся фигурами и фоном времени. Иногда законы устаревают, от­ставая от времени, в этом случае они существуют в качестве законов, но на это редко жалуются. Однако если они исполь­зуется рьяными общественными деятелями, то в конце кон­цов протесты народа против этих законов могут привести к их отмене.

Люди меняются, и иногда их интроецированная мораль устаревает по сравнению с их теперешними взглядами и отно­шениями. Например, мы можем протестовать и говорить, что верим в моногамию, но в действительности придерживаться систематической полигамии.

Такое запаздывание случается и при выполнении обыч­ных дел. Хирурги часто не могут объяснить, как они ставят диагноз: если они и начинают объяснять, их объяснения час­то неопределенны и неумышленно запутаны. Разница между тем, что они думают о своих действиях, и самими действия­ми может быть велика. Причина заключается в том, что хи­рурги уже ушли вперед в своих техниках с тех пор, как они пытались объяснить другим, что они реально делают. Осозна­ние того, что они делают, как бы отстало от исполнения, от самого действия. Единственно достоверным способом узнать, что делает человек, является наблюдение за его действиями.

Понять это противоречие можно лишь в терминах про­цесса. Мы способны ко многим действиям даже в отсутствие способности описать их. Гарольд Росс из «Нью-йоркера» обычно говорил, что все невозможно описать; тем не менее, у людей есть привычка все свои действия переводить в слова. Наша способность развивать навыки, не прибегая к словам, приводит к путанице, когда мы вынуждены словами описы­вать цель (например диагноз или — как в нашем случае — цель психотерапии).

122

 

Весь наш мир все время течет и изменяется, и мы должны целенаправленно использовать осознание, чтобы идти в ногу с происходящими изменениями. Возбуждение от ощущения новизны мира в каждый момент времени может дать нам на­стоящую радость, но для этого мы должны быть способны про­делать работу по изменению самих себя, а не сопротивляться этому постоянно. Мир будет меняться вне зависимости от того, нравится нам это или нет.

Чтобы сделать изменения для нас полезными, мы должны обладать способностью жить в сегодняшнем дне — «прямо сей­час». Этот момент отличается от всякого другого, и человек, с которым мы разговариваем «сейчас», отличается от человека, с которым мы говорили минуту назад. Чтобы жить сейчас, в этот момент, мы должны быть способны определить, что про­исходит в этот момент. Чтобы суметь это определить, мы дол­жны уметь моментально включить видение, чувствование или осознание, а не быть скованными воспоминаниями того, что мы видели некоторое время назад, в прошлом. Упражнения на Осознание — это самый короткий путь к развитию такой спо­собности. Выясняя, что происходит, с помощью глаз и ушей, и чувствуя, что происходит в груди или животе, мы помогаем себе жить в данный момент и принимать ответственные реше­ния о том, чего мы хотим, как мы хотим себя вести и что мы хотим дать окружающим нас людям.

Жизнь в настоящий момент дает нам шанс управлять сво­ей судьбой, которая является чередой таких настоящих мо­ментов. Планирование будущего или память об уроках прош­лого тоже важны, но когда они противоречат значимой для нас ситуации, переход в настоящий момент позволит нам ис­пользовать все наши силы, все наше видение, всю нашу мощь.

Нелегко, умерев, быть рожденным заново.

Фриц Перлз

 

ГЛАВА 11

ГЕШТАЛЬТ-ОБЩЕНИЕ

Упавший в воду каштан и рыбка, всплывшая за кормом, —
                                их расходящиеся круги соединяются на воде.

Киджиро

Лозе необходима почва, чтобы родить виноград. Вкус ви­нограда меняется в зависимости от сорта лозы и от почвы, на которой она растет. Важно взаимодействие лозы и почвы, вкус ягод определяется тем, как их качества объединяются.

Взаимоотношения людей зависят от сущности их индиви­дуальностей; никогда нельзя предсказать, каков будет резуль­тат их комбинации. Наша сущность меняется также в зависи­мости от того, с кем мы находимся. Разные люди способству­ют проявлению в нас различных качеств. Химия этого процес­са не ясна, но знать, что она существует, полезно. Я нравлюсь себе при взаимодействии с одними людьми и недоволен собой в общении с другими. Я благотворен для одних знакомых, а для других — ядовит и вреден.

Некоторые причины, которые предопределяют аромат ви­нограда, известны: например, кислотность почвы и сорт ви­ноградной лозы, с которой собраны ягоды. Но известны дале­ко не все составляющие. Единственный способ узнать, как

125

 

лоза будет расти на конкретной почве — это вырастить ее. Един­ственный путь для понимания благотворности нашего контак­та с конкретным человеком — это попытка испытать этот кон­такт. Иногда виноградарь сам удивляется винограду, выращен­ному им при неблагоприятной комбинации лозы и почвы. Точ­но так же мы можем иметь приятные отношения с людьми, которых заведомо считали «нелюбимыми»; может случиться и так, что мы будем разочарованы отношениями с предполо­жительно «симпатичными» людьми.

Все в этом мире в какой-то мере взаимосвязано. Даже на­блюдатель меняет сущность наблюдаемого им объекта своим присутствием. Хотим мы этого или нет, мы являемся частью мира, даже ничего для этого не делая (за исключением присут­ствия в нем). Чем более мы близки с кем-то, тем больше можем на него воздействовать.

Чем более близкими к себе мы позволяем стать другим лю­дям, тем больше они могут влиять на нас; существуют разные степени близости, которые мы можем перенести. Ценой бли­зости является влияние. Позволить кому-то стать близким и воз­действовать на нас положительно — радостное переживание; позволить же стать близким человеку, который нас обижает, . может оказаться болезненным и в конце концов деструктив­ным — потому что это может уменьшить наше доверие и готов­ность позволить кому-то другому стать близким для нас челове­ком. Обычно позволение кому-то приблизиться — процесс по­степенный. Начиная общение, мы осторожны и не отдаем себя сразу помногу. Узнавая человека, с которым встретились, мы все больше открываемся. Фриц Перлз говорил, что существует по крайней мере четыре основных уровня этого процесса. Он описывал их как четыре слоя личности.

Ежедневные приветствия, например «привет» или «пока», — это поверхностный уровень общения. Произносимые часто без особых чувств, эти слова, однако, являются признанием присутствия и уязвимости другого человека, поскольку без этих слов он может почувствовать себя игнорируемым, поте­рянным или невидимым.

Уровень ролевой игры в общении — это уровень предска­зуемых ролей и игр. Например, у продавца обуви одна роль, а у

126

 

его покупателя — другая. Им требуется взаимодействие, пото­му что у одного есть что-то для продажи, а другой хочет это что-то купить; при этом обычно они не заинтересованы в зна­нии друг друга. Их контакт строго деловой. Многие отноше­ния имеют такую форму; мы не хотим быть близки со всеми, кого встречаем в жизни.

Сталкиваясь впервые, люди обычно приветствуют друг дру­га и поначалу, как правило, общаются на уровне ролевой игры. Мы переходим к более глубокому уровню общения лишь тог­да, когда готовы к нему. Даже когда близкие друзья встречают­ся после долгой разлуки, они склонны проходить тем же ру­тинным путем, прежде чем снова открыться друг другу.

Третий и четвертый слой общения тесно связаны: третий, или «мертвый» (еще его называют фобический) слой — это момент неопределенности, который обычно предшествует сле­дующей ступени подлинного, аутентичного общения.

Каждый из четырех слоев характеризуется своим поведе­нием. Прежде чем открыться, мы должны сначала решить, хо­тим ли рискнуть. Наше поведение в этой точке, будь оно мол­чаливым, беспокойным или принимает форму скуки, являет­ся проявлением мертвой ступени. Когда мы решаемся открыть­ся, наше поведение меняется и может стать аутентичным. Хотя выражая печаль, раздражение (агрессию), радость или сексуальность, мы подвергаем себя риску оказаться от­вергнутыми, последствия проявления наших чувств редко со­ответствуют наихудшим ожиданиям. Наоборот, становясь под­линными, искренними, «нефальшивыми», мы обычно испы­тываем волну возбуждения и удивления, которые сопровож­дают нас в последующих непредсказуемых встречах.

Переход от ролевой игры к подлинности рискован; однако альтернативой является смерть индивидуальности — живой труп, увязший в предсказуемой роли, когда все взаимодействия наперед известны и предопределены.

УПРАЖНЕНИЕ 1. УРОВНИ ОБЩЕНИЯ

Оказавшись следующий раз в магазине, обратите вни­мание на обслуживающего вас человека. Особенно

127


прислушайтесь к своим чувствам по отношению к этому человеку. До того как приступить к вопросам о предмете, который вы хотели бы купить, решите, хотите ли вы ус­тановить с продавцом хороший контакт.

Найдя продавца, которого вы не хотите знать, обрати­те внимание на ваше взаимодействие. Как вы приветству­ете друг друга? Какими знаками вы распределяете роли? Какую роль вы оставляете себе? Например, «занятий на этой неделе нет, поэтому я развлекаюсь»? Какие знаки он подает вам, чтобы вы смогли определиться в отноше­нии него? Проявляет ли он недовольство? Он догадлив?

Вернувшись из магазина, запишите максимальное ко­личество примеров его поведения и рядом — то, что он говорил вам при этом о себе.

Например:

«Я не знаю, где лежит вакса» (дурак, а может быть — смущен?) «В этом городе нет обувного магазина» (обув­ной магазин есть за углом, так что одно из двух — он испытывает неприятие ко мне или к владельцу обувного магазина).

УПРАЖНЕНИЕ 2.

ЕЩЕ УРОВНИ ОБЩЕНИЯ

Столкнувшись с приятным для вас продавцом обуви, с которым вы готовы попробовать вступить в более близ­кий контакт, обратите внимание на ваш диалог. Как вы приветствуете друг друга? Какие роли начинаете играть? Почувствовав себя удобно, попытайтесь как-нибудь с ним рискнуть. Попробуйте выразить какие-нибудь чув­ства, которые могли бы вызвать насмешку.

Например:

«Меня сильно раздражает, что полицейские вашего города настолько осложняют жизнь негров» или

«Мне нравится ваш способ обращения с покупателя­ми, которые до этого вас оскорбили».

128

 

Вы узнаете о рискованности подобных фраз — ведь вам будет неудобно произносить их. Реакция человека, стоящего за прилавком, может оказаться непредсказуемой.

Другим возможным случаем, когда вы могли бы попытать­ся рискнуть, является общение с вашим боссом. Расскажите ему о своих чувствах в связи с чем-нибудь, что вы от него скры­вали, или дайте чему-нибудь собственную оценку, которая предположительно ему не понравится. Вы осознаёте наличие паузы, которая возникает прежде того, как вы предпринимае­те нечто рискованное? Это и есть «мертвый» уровень. Пере­численные ранее примеры, возможно, не позволили вам в дос­таточной мере исследовать «мертвый» уровень в общении. Если это так, попробуйте следующее упражнение. Оказавшись с близким человеком, подумайте о чем-нибудь, что вы «никог­да не скажете», даже если это правда и вы постоянно об этом помните. Теперь поставьте себе цель об этом сказать. Обрати­те внимание на борьбу, которую вы ведете с собой, и на следу­ющий за решением мертвый период в своем поведении.

Некоторые роли приносят нам удовлетворение и довольно значимы. Они позволяют общаться с другими без излишней привязанности или самоограничений. Некоторые из задач в обществе выполняются людьми, которые должны оставаться в рамках роли. Аутентичное, подлинное поведение верховно­го судьи или, например, адвоката может привести к большой неразберихе. Законы страны станут изменчивыми и, хотя это будет иметь внушительные последствия, приведет к хаосу. Не­возможно перечислить все важные роли, но если необходи­мые знания не будут сопровождать такие задачи, как материн­ство, обучение или лечение, совместно с соответствующими поведенческими ролями, их невозможно будет выполнить дол­жным образом. Каждая из ролей имеет связанную с ней уста­новку. Для материнства это привязанность и самопожертво­вание; именно эти установки и гарантируют, что задача будет выполнена.

Эрик Берн обстоятельно писал о тех ролях, которые мы играем всю жизнь. Ребенок должен признавать свою беспо­мощность и учиться у других. Ребенок внутри нас — это та

9-2356                               129

 

наша часть, которая любит шалить и забавляться, получать удовольствие от контакта с другими, та часть нас, которая про­является, когда мы смеемся над собственными промахами и нелепостями и даем себе свободу рисковать и казаться неле­пыми. Ребенок внутри нас является также источником твор­чества, позволяя нам увидеть многое по-новому, а иногда как бы впервые. Взрослый в нас — это мыслитель, который тща­тельно взвешивает риски и строит планы. Родитель в нас — это та часть нас самих, которая присматривает за нами и нашими детьми: он строг и часто интроецирует мнения и ценности наших родителей.

Хотя такие роли необходимы для существования и функ­ционирования нашего общества, они могут сковывать людей, призванных их выполнять. Человек, всегда являющийся вер­ховным судьей (даже со своей семьей и друзьями), не свобо­ден. Став навязчивой, роль мешает исполнителю, сковывая его индивидуальность.

Любая роль может быть очень детализированной и хоро­шо развитой — будь она карьерной (например, прокурор) или личностной (например, «трудный подросток»).

Но в любой ситуации человек, играющий роль, всегда ведет себя одинаково, предсказуемо, а общение в таких случаях хоть и скучно, но безопасно.

Многие личностные роли являются искажениями свой­ственных нам подлинных черт характера. Например, вы мо­жете продолжительное время быть милым и непринужденным в общении человеком. Однако, получив вознаграждение за та­кое поведение, вы, возможно, прибегнете к нему и тогда, когда не чувствуете себя мило и непринужденно. «Милая» часть вас становится ролью — способом сокрытия своих неприятных чувств и избегания любых столкновений.

Роли, выбираемые нами для исполнения, — это отражение того, кто мы; они формируются очень рано. Наблюдая трех­месячных младенцев, Стелла Чесс сумела выделить определен­ные черты характера, которые присутствуют вплоть до взрос­ления ребенка. Среди них оказались — реакция на появление новых людей, общие склонности ребенка, чувствительность и ответ на специфические стимулы. Человек, который обычно

130

 

сильно реагирует на эмоциональное воздействие, никогда не возьмется играть роль прожженного игрока в карты из Лас-Вегаса. Когда мы реагируем спонтанно, мы аутентичны себе, даже если наше поведение, возможно, неоригинально. Лично­стная черта только тогда становится ролью, когда мы пользу­емся ей для того, чтобы скрыть, а не выразить то, что мы чув­ствуем. Так, человек, обычно бурно на все реагирующий, иног­да может выдавать бурную реакцию для того, чтобы скрыть тот факт, что в данный момент он ничего не чувствует или по какой-то причине смущен тем, что чувствует.

В «хорошем» общении индивидуумов допускается фами­льярность и понимание. Словами Мартина Бубера — это ког­да «Я говорю с Тобой». Он отличает такое поведение от обще­ния «Я — Это», в котором человек ведет себя так, будто его визави является объектом. Такое отношение к другим исклю­чает всякую взаимность или обмен, поскольку для партнера не допускается никаких возможностей испытывать те же чув­ства, что переживаю я. Здесь не хватает идентификации с дру­гими, что ведет к эмоциональной изоляции и невозможности развития. Например, мужчина встречает привлекательную женщину. Если он ведет себя по отношению к ней с изначаль­ной целью затащить в постель, чтобы она удовлетворила его сексуальную потребность, он относится к ней как к объекту. Если он воспринимает ее и общается с ней, чтобы узнать, и готов дать возможность другим чувствам развиваться между ними, чтобы у них обоих возникла потребность оказаться в постели, тогда он вступает в отношения «Я — Ты». Мужчина, рассматривающий женщину как существо, взятое напрокат, вступает с ней в отношения подстройки. Различие заключает­ся в подходе. Подстраиваясь под другого для достижения ре­зультата (например, физической близости или получения в подарок нового пальто), некто вращается вокруг него и обхо-. дится с ним так, как опытный мастер с машиной. В отличие от этого, отношения «Я — Ты» включают прямое и откровенное общение и, что бы ни произошло между партнерами, являют­ся результатом их совместной работы.

Отношения «Я — Это» обязательно включают исполнение ролей; отношения «Я — Ты» возникают тогда, когда мы пере-

                                           131

 

стаем играть роли и становимся искренними и откровенным друг с другом в том, что мы чувствуем. Такой уровень искрен­ности подразумевает близость и доверие.

Такое прямое общение является полноценным, оно еще раз подтверждает наше самоуважение и понимание своего ме­ста в мире. Мы не одиноки: существует другое человеческое существо, переживающее такую же борьбу и сомнения, что и мы, существует кто-то, кто не боится быть с нами тем, кто он есть на самом деле. Когда люди таким образом соприкаса­ются душевно, происходит нечто особенное, что обогащает и благотворно влияет на обоих партнеров. Один из самых силь­ных страхов — это страх одиночества или страх быть остав­ленным. Многие страхи произрастают именно отсюда, и про­стое общение с другим человеком на уровне «Я — Ты» избав­ляет от них.

Следующее упражнение позволит вам осознать уровень вашего доверия к партнеру и, возможно, развить «Я — Ты» от­ношения с ним (ней).

УПРАЖНЕНИЕ 3. «Я - ТЫ» ОБЩЕНИЕ

Сидя напротив партнера, решите, кто из вас будет субъек­том в этом упражнении, а кто — помощником.

В качестве субъекта поддерживайте контакт глазами с помощником и составьте ряд предложений, начинаю­щихся словами «Я боюсь...»

Поддерживайте контакт глазами, не отводите взгляд!

Помощник нужен, чтобы поддерживать контакт. Он может делать это, держа, например, руки на расстоянии примерно полуметра от ваших плеч. Наиболее часто ухо­дят от контакта, опуская глаза в пол или отводя взгляд в сторону. Как только вы попытаетесь это сделать, в.поле вашего зрения попадут руки или ноги партнера. Как толь­ко помощник поймет, что вы прервали контакт, он по­грозит вам пальцем той руки, которая находится в поле вашего зрения.

Иногда вы можете не осознавать, что отвели глаза, даже если помощник грозит вам пальцем. В этом случае

132

 

помощнику следует обратиться к вам словами: «Пожа­луйста, держи контакт глазами со мной».

Задачей помощника в этом упражнении является так­же помощь субъекту в построении возможных логичес­ких следствий.

Например:

Субъект: «Я боюсь быть глупым».

Помощник: «Если я глуп, то в этом случае я боюсь, что...»

Субъект: «Если я кажусь глупым, я боюсь, что люди могут не захотеть разговаривать со мной, и я буду оди­нок».

Помощник: «Если я одинок, я боюсь, что...»

Субъект: «Если я одинок, то боюсь, что останусь со­всем один и, возможно, умру».

Помощник не только приглашает субъекта закончить предложение, но и настаивает, чтобы тот произнес его полностью.

Например: Измени «люди не будут разговаривать со мной» на «если я выгляжу глупым, то я боюсь, что люди не будут разговаривать со мной».

Многие наши страхи замешаны на страхе одиночества или страхе быть оставленными. Поймав в толпе взгляд человека, который потерял контакт с близким человеком, вы можете увидеть на его лице то же выражение, что, и у ребенка, когда тот теряет из виду свою мать. Этот детский страх оказаться в одиночестве или потеряться может сопровождать нас в жиз­ни очень долго. Он трансформируется в страх оказаться от­вергнутым, затем — в страх, что некоторые действия, напри­мер сильно выраженные эмоции, беспричинный гнев могут привести к отвержению со стороны других, и мы окажемся брошенными.

В интенсивном контакте, развиваемом с помощью приве­денного упражнения, страх одиночества пропадает, посколь­ку во время него вы не одиноки.

Существует различие между искренним общением и «вы­нужденной искренностью». В последнем случае искренность

133

 

часто используется для оправдания нападок на другого чело­века. Такое поведение может быть способом отрицания жес­токости: вместо того чтобы прямо и открыто быть злым или жестоким, мы можем маскироваться предварительной или за­вершающей фразой: «Я просто искренен» или «Если честно, то...» Подлинное общение включает осознание возможного результата нашего высказывания и осознания того, что наши чувства и переживания - это всего лишь точка зрения одно­го человека. Чтобы сообщить нечто важное кому-то другому, нужны подходящие условия и чтобы другой человек был в состоянии нас услышать.

Для общения с другим человеком мы должны ясно видеть себя и других. Проекция, интроекция, ретрофлексия, слия­ние и дефлексия — все они блокируют нашу способность к этому видению. И до тех пор, пока мы не примем на себя от­ветственности за эти способы избегания контакта и за то, что скрываем за ними, мы будем продолжать препятствовать подлинному общению. Некоторые из этих способов избега­ния могут удерживать нас на поверхностном или ролевом уровне общения с другими, создавая о нас впечатление» как о людях «с прекрасным характером», без какого бы то ни было углубления в суть.

«Скрывая свой гнев, я защищаю себя от переживания любого сколь-нибудь стоящего контакта. В общем, каж­дое избегание препятствует подлинному общению, вы­зывая ошибочные интерпретации того, что происходит на самом деле».

Таким образом, наше представление о том, что происхо­дит, мешает нам, и в результате мы обороняемся от несуще­ствующих атак.

Мы видим уровни нашей личности, занимаясь не только другими: мы можем увидеть их даже в самих составляющих нашей личности — когда находимся в конфликте с собой! Мно­гие безвыходные ситуации обусловлены обеими полярностя­ми, застрявшими на уровне ролевой игры. Мы не можем пред­ложить вам здесь простое упражнение для иллюстрации этого тезиса, а вместо этого приведем стихотворение.

134

 

Во мне раздается приказ:

«Копай! Что ты видишь?»

«Людей и птиц, воду и камни».

«Копай глубже! Что ты видишь? »

«Мысли и мечты,

фантазии и сверкающие вспышки озарения!»

«Глубже копай! Что ты видишь? »

«Я ничего не вижу! Безмолвная ночь, густая, как смерть».

«Копай глубже!»

«Ох! Я не могу пробить темной преграды!

Я слышу голоса и плач,

слышу взмахи крыльев за преградой».

«Не плачь! Не кричи!

Они не за ней - эти голоса, плач и крылья -

Они в твоем сердце».                               Никос Казантакис

Личностный рост может иногда быть болезненным, по­этому полезно время от времени спрашивать себя: «А стоит ли это того?» Сопротивление и способы избегания, защища­ющие нас от болезненных воспоминаний и от тех частей себя, что нас огорчают, - уводят нас от ясного видения мира и от удовольствия переживаний глубоких и близких отношений. Стоило ли ясное видение мира боли от разрушения стра­хов, можно выяснить только после того, как работа закончена. Однако ключ к разгадке может быть найден в тех проблесках настоящего общения, что иногда возникают у нас с людьми, уже разрушившими многие из своих барьеров. Такие момен­ты помогают нам осознать, как много мы теряем, постоянно сдерживая свои настоящие чувства или избегая их. После хо­рошего поцелуя мы всегда стремимся к большему!

 

ГЛАВА 12 ТВОРЧЕСКИЕ КОМБИНАЦИИ

Тихо в старом зеленом пруду;

и только прыгающие лягушки

нарушают вечерний покой: шлеп!

Басе

Взаимодействуя друг с другом, люди делают то, что невоз­можно было бы сделать в одиночку. Кирпичи и раствор, взя­тые в правильном сочетании, составляют дымоход, направля­ющий дым вверх; этого нельзя достичь, используя кирпичи и раствор по-отдельности. Точно так же мы изготовляем авто­машину, комбинируя соответствующим образом полтонны металла, стекла, резины и пластмассы. Не будучи правильно скомбинированными между собой, эти материалы по-отдель­ности не могут развить скорость в шестьдесят миль в час на скоростном шоссе.

Творчество всегда связано с новым упорядочиванием. Кар­тины отражают существующее, но исполняются по-разному. Симфонии — это развитие каких-то тем, музыкальные темы являют собой комбинации нот. Такие комбинации обладают силой и мощью, которые значительно превышают силу и мощь своих составляющих. Мона Лиза была написана маслом...

137

 

Мы — это множество людей; комбинация наших индиви­дуальных «я» дает в результате большую силу, мощь и власть, чем свойственно каждому из нас в отдельности. Качество за­ботливости учителя или терапевта возникает из комбинации любви и жестокости, что позволяет им быть строгими и в то же время поддерживающими других. С такой свойственной им комбинацией чувств они могут критиковать своих подо­печных и учеников и быть толерантными к их страданиям, но придавать им мужества, если это необходимо. Комбинация хо­лодности и теплоты во многом похожа на предыдущую. Она позволяет учителю в зависимости от ситуации быть холодным и держать дистанцию, но если это необходимо, становиться теплым и сближаться с учениками. Доброта и любовь не по­зволяют нашим жестоким сторонам получать удовольствие от ненужной боли; наша жестокость позволяет нам равнодушно осуществлять непривлекательную коррекцию, необходимую, чтобы сбить превосходство студента. Неприкрытая жестокость может уничтожить ученика, а одной доброты недостаточно для его развития — ведь ему не на что роптать. Взаимодей­ствие столь разнообразных элементов — это процесс, требую­щий времени. Сначала оно необходимо для комбинации со­ставляющих, а потом — для их совместного действия. Часто во время взаимодействия наших частей между ними обнаружи­вается конфликт. Одна часть хочет вести себя одним спосо­бом, а другая хочет делать иначе. Это тупик. Лишь оказавшись в состоянии тупика, можно выработать новое поведение, ко­торое, не будучи ни полностью добрым, ни абсолютно жесто­ким, является комбинацией, превосходящей обе части и соот­ветствующей новой ситуации.

 Каждый завершенный конфликт дает новое решение, ко­торое в свою очередь подготавливает элементы для следующей комбинации.

 Так, автомобиль изготовляют в ходе отдельных операций; фары делают из стекла, металла и пластика; затем это новое изделие комбинируют и встраивают в электрическую сеть ав­томобиля, чтобы его функциональная часть — фары — могла освещать дорогу. Во многом подобным образом — после дос­таточно большого количества конфликтов между более про-

138

 

стыми составляющими психики — появляется наша резуль­тирующая часть, способная к более изящным комбинациям с другими нашими уже сложившимися частями. Такие комби­нации и определяют индивидуальность нашей личности.

Человеческое тело состоит из очень немногих химических элементов: углерода, водорода, кислорода, фосфора, кальция и т.д. Тем не менее, мы все разные. Точно так же основных спо­собностей и эмоций человека существует ограниченное коли­чество, около двенадцати, но их комбинация дает бесконеч­ность возможных вариантов.

Создавая нечто новое, мы должны иметь способность ви­деть, что же на самом деле есть в окружающих нас объектах, прежде чем мы сможем увидеть их возможности. Чтобы пользо­ваться объектом по-новому, мы должны быть способны уви­деть его функционирующим так, как никто еще и не предпола­гал. Несомненно, возможность осознания и гибкость поведе­ния для этого являются центральными. Мы должны быть вос­приимчивы как к самим себе, так и к окружающему нас миру. Сам творческий процесс не труден, но мы должны отваживать­ся пересечь границу неизвестной территории. Если мы будем удерживать внимание внутри привычных границ, мы никогда не создадим новое.

В некоторые моменты творчества излишний и не относя­щийся к делу материал должен быть отсечен и отброшен. Мно­гие люди застревают на этой стадии, слишком сильно или слиш­ком рано пользуясь своей критикой. Из-за того, что мы на­столько привязаны к тому, как вещи должны выглядеть или какими им должно или следует быть, нарождающееся творе­ние не может оторваться от земли и оказывается вдребезги разбито нашим внутренним критиком.

«Если у меня есть предвзятое мнение о том, каким долж­но быть мое сочинение, то каждое из не достигших этой вершины произведений оказывается отвергнутым мной. Возможно, это не так уж плохо, но если я ожидаю, что должен звучать как Диккенс (а не как я), все кончено, потому что я — это я, а не Диккенс. Частью знания себя является понимание того, в чем хорош я сам и что для

139

 

меня возможно. Когда я не отвечаю своим собственным стандартам, я обеспокоен. Конечно, моим сочинениям нужно редактирование и утверждение, но его должно быть в меру, иначе произведение исчезнет. Образ, кото­рый возникает в связи с этим — это скульптор, который старательно шлифует и отделывает свое творение — пока у  него в руках не остается лишь каменная пыль».

Нечто создав, нам следует взять на себя ответственность за свое создание. В определенной мере это рискованно. Ведь до того момента, как я назову свое произведение законченным, я могу отступить, а теперь отступать некуда, и любой может его увидеть, — и что они могут подумать? Тем не менее природа творчества такова, что наиболее глубокие произведения искус­ства создаются в соответствии с собственными стандартами художника; произведения выглядят так, как должны выглядеть по мнению автора. Подвергшись какой-либо переделке в соот­ветствии с критикой кого бы то ни было, они перестают быть творческим произведением автора.

Будучи нашими изделиями, произведения редко полнос­тью являются нашими, потому что творческий процесс ока­зывается более глубоким и содержательным, чем части, кото­рые мы обычно определяем как «свои». В этом смысле оказы­вается, что наши творения часто имеют свою собственную жизнь: однажды мы создаем характер, и он развивает свои соб­ственные вкусы почти независимо от нас. И все же, конечно, творение представляет часть нас самих, возможно ту часть, с которой мы не столь хорошо знакомы.

Процесс творчества — один из наиболее радостных актов человека. Часть этой радости проистекает из возможности вы­разить свойственную нам многогранность, что не всегда воз­можно в обычной повседневной жизни.

Творческий процесс включает создание новой фигуры на фоне знакомого нам обычного окружения. Новые идеи, но­вые объекты и новаторские формы всегда произрастают из переустройства существующего порядка. Чтобы быть способ­ным увидеть новые формы, мы должны быть способны четко видеть старые, а также иметь гибкий доступ к своему вообра-

140

 

жению. Наши средние зоны должны выйти за пределы повсед­невной реальности. Следующее упражнение поможет вам ис­следовать свои способности к творчеству.

УПРАЖНЕНИЕ 1.

ГЕШТАЛЬТ-ОСОЗНАНИЕ И КРЕАТИВНОСТЬ

Пойдите на прогулку и осознавайте окружающее.

Обращайте внимание на те объекты, которые привле­кут ваш взгляд. Соберите эти объекты (но будьте благо­разумны) и принесите их домой.

А теперь составьте из них нечто вроде «скульптуры». Не судите, не оценивайте свою работу, просто скомпо­нуйте ее. Закончив свое творение, покажите его партне­ру или, если вы работали один, другу, которому доверяе­те и который к вам хорошо относится. Обратите внима­ние на то, что он вам скажет. Что вы чувствуете, будучи незащищенным?

Если вы обнаружите, что делали скульптуру, чтобы «угодить» своему партнеру или другу, а не для собствен­ного удовольствия — довольны ли вы своим творением? Хотите ли вы сделать еще одну, чтобы доставить удоволь­ствие себе?

Одним из движителей творческой работы является творческое безразличие. Дайте творению .возможность, и право жить собственной жизнью, вне вашего прямого контроля. Сосредоточьтесь на нем, и пусть оно подска­жет вашей интуиции, куда и как следует поместить сле­дующую часть. Создав и показав кому-нибудь свою скуль-. птуру, вы можете работать с ней, чтобы добиться боль­шего самопонимания. Работая вместе с партнером или другом, опишите себя так, будто вы сами являетесь этой скульптурой.

Например:

Стоя перед композицией собранных вами предметов, вы могли бы сказать: «Я — букет колючего чертополоха, ко­торый окружает центральную часть композиции — аро-

141

 

матные персики и цветы. Во мне есть и изящная, возвы­шающая меня часть, и значительно более простая часть, которая настойчиво пускает корни в землю».

Мы так или иначе выражаем себя во всем, что создаем. Уви­дев что-то привлекшее наше внимание, мы почти всегда обна­руживаем связь между этим объектом и тем, чем он для нас является. Мы знаем сами себя лучше, чем готовы в этом при­знаться даже самим себе. Это знание, лежащее ниже уровня сознания, и ведет к творчеству. Новые образы, характеры, мо­дели, которые мы «творим», формируются у нас внутри рань­ше, чем мы даем им возможность выразиться во внешних про­явлениях. Даже натуралистическая скульптура, определяемая как часть природы, является выражением части личности скульптора. Используя метод идентификации, описанный выше, мы сможем заново принять те части себя, которые про­ецируем на свои творения.

Несколько лет назад я рассказывал тебе,

что воин выбирает путь, следуя велению сердца.

Этот непрерывный выбор пути по зову сердца

отличает воина от обычных людей. Воин знает,

что когда он на пути, у пути есть сердце несть смысл.

Он и путь едины, когда воин ощущает покой и радость,

следуя выбранной стезе.

Дон Хуан (Кастанеда «Разделенная реальность»)

 

 

ГЛАВА 13 РАБОТА СО СНОВИДЕНИЯМИ

Погиб ли я в сражении, грезя во сне? Я осыпан розами; может это блохи кусаются?

Кикаку

Мы видим сны — вне зависимости от того, помним мы их или нет. Человеческий опыт показывает, что сны намекают нам на процессы, происходящие за кулисами нашего обыден­ного сознания. Сны — это сложный синтез различных ум­ственных действий. В них сочетаются недавние и старые вос­поминания, желания и страхи. Воспоминания, относящиеся непосредственно к предыдущему дню, часто принимают фан­тастическую и загадочную форму, которая может увести и за­кончиться очень далеко от начальной точки. Иногда сновиде­ния включают в себя сенсорные восприятия того, что проис­ходит во время сна, например, звук пожарной машины или телефонный звонок. Сновидения часто содержат неясные, смутные намеки, которые могут рассказать нам о том, чего мы не сознаем; научившись работать со сновидениями, мы смо­жем лучше узнать себя, открыв те части себя, которые мы заб­локировали. Всякий раз, когда мы обнаруживаем такие состав­ляющие, мы имеем возможность снова вернуть их к жизни, интегрируя их эффективным и приемлемым способом. Часто

143

 

именно страх силы, заключенной в «потерянной» нами состав­ляющей, и заставляет нас на самом деле ее терять; когда мы понимаем, как использовать эту подспудную энергию, мы пе­рестаем бояться ее неправильного использования.

Способность запоминать сновидения у разных людей раз­лична и меняется в течение жизни. Запоминание снов — это навык, приобретаемый с опытом. Только поверив, что сны сто­ит запоминать, вы сможете разработать стратегию, которая позволит это делать.

Сновидения возникают примерно каждые девяносто ми­нут на протяжении всей ночи. Они связаны с изменениями частоты сердцебиения, глубины дыхания и уровнем возбуж­дения мозга. Они связаны также с расслабленным состояни­ем нашей мускулатуры, что, вероятно, и не дает нам на самом деле проделывать те телодвижения, которые мы видим во сне. Такое возбужденное умственное состояние, частичное бодр-, ствование и позволяет нам как бы немного проснуться, чтобы запомнить сновидение, а затем снова уснуть. Так как сон за­бывается именно тогда, когда после увиденного сновидения мы засыпаем более глубоко, нам приходится переносить это сновидение в свою память так, чтобы суметь извлечь его отту­да утром при полном пробуждении. Поскольку наша память тренируема, то способом сохранения сновидений является ча­стичное пробуждение после каждого сна и беглое его просмат­ривание в воображении. Следующее упражнение заимствова­но из книги Генри Рида «Искусство запоминания сновидений».

УПРАЖНЕНИЕ 1. ЗАПОМИНАНИЕ СНОВИДЕНИЙ

Засыпая, пообещайте себе, что проснетесь после каждо­го из ваших сновидений и просмотрите его снова, стара­ясь не придавать ему особого смысла. (Поначалу такая бдительность может привести к недосыпанию, так как любое ожидание вызывает легкое возбуждение, а это ме­шает крепко спать).

Проснувшись и поняв, что несколько мгновений на­зад вы видели сон, позвольте Некоторым его образам вер-

144

 

нуться к вам; если вы будете с ними мягкими, они вер­нутся к вам более охотно. Обращаться с ними следует как можно более нежно — как с красивой любовницей. Мысленно пробежав свой сон еще раз или два, дайте ему уйти, а сами засните снова. Утром дайте себе время, что­бы проснуться. Полежите немного в постели и позвольте картинам из сна вернуться. Если обычно вы выскакивае­те из кровати, отбрасывая происходившее во сне, как не относящееся к реальному миру, вы потеряете все снови­дения, что старались запомнить. Уловив же какие-то об­разы из сновидений, запишите их. Не слишком старай­тесь быть точными в этих записях — образы часто нелег­ко передать словами.

Иногда нам трудно вспомнить сновидения потому, что мы боимся их запомнить. Если это так, вам следует это признать и спросить себя, чего же вы боитесь. После того как вы разбере­тесь со своими страхами, сны к вам вернутся.

Чтобы оживить свои сновидения, сначала вы должны на­учиться их запоминать, а затем рассказывать.

УПРАЖНЕНИЕ 2. ОЖИВЛЕНИЕ СНОВИДЕНИЙ

Работая с партнером, расскажите о своем сновидении. Опишите образы из каждой сцены и что они делали, ста­раясь при этом не искать смысла и не слишком приводить свой сон в порядок.

Убедитесь, что рассказываете сон так, будто он проис­ходит сейчас, то есть в настоящем времени. Партнер бу­дет помогать вам в этом, поправляя каждый раз, когда вы употребите прошедшее время.

Если сновидение отрывочно, работайте с ним таким же образом.

Справившись с запоминанием сна и рассказом, вне­запно вы можете обнаружить, что упустили какую-то важную часть. Или справившись с запоминанием сна при пробуждении, вы можете обнаружить, что к настояще-

10-2356                             145

 

му времени опять его забыли. Следующее упражнение укажет вам путь для возвращения потерянных снов и их фрагментов.

УПРАЖНЕНИЕ 3.

ВОЗВРАЩЕНИЕ УТЕРЯННЫХ СНОВИДЕНИЙ

Представьте, что ваш сон — это некая личность, имею­щая физическое проявление. Представьте себе его сидя­щим напротив на свободном стуле и поговорите с ним. Вы можете начать с вопроса: «Где ты?» или попросить, чтобы сон показал вам это место. Как только вы попроси­ли о чем-либо ясно и внятно и почувствовали, что ждете ответа, пересядьте на другой стул и станьте той частью сна, которая хочет остаться невидимой. Попытайтесь стать столь же невидимым, как сон. Сделав это, пересядь­те обратно и обдумайте то, о чем сказал вам ваш сон. Как вам ваш диалог со своим сном? Чувствуете ли вы, что дей­ствительно хотите его вспомнить? Чем вы рискуете, если вспомните его?

Просто удивительно, как часто можно таким простым спо­собом выявить забытые сны. Как только вы возьмете на себя ответственность за ту часть себя, которая хочет забыть или боится вспомнить сон, вы сможете с собой договориться. Иног­да удается добиться компромисса путем запоминания снови­дения по частям; в том случае, если запоминаемые части не окажутся столь уж угрожающими, вы, возможно, вспомните и последующие части.

Сновидения — это наше творчество, их персонажи и объек­ты являются продуктами нашего воображения. Многие тера­певты пытаются разгадывать сны своих клиентов, придавая им какие-то толкования. Поэтому интерпретации сновидений, данные разными терапевтами, отличаются друг от друга.

Гештальт-терапевты помогают клиентам в понимании их сновидений, не давая им каких бы то ни было предвзятых объяснений. Терапевты работают, полагая, что каждая из фи­гур сновидения представляет какую-либо часть личности

146

 

спящего. Распознавание каждой из фигур должно делаться не терапевтом (который действует лишь в качестве проводника), а самим человеком, видевшим тот или иной сон.

УПРАЖНЕНИЕ 4.

ПРИДАНИЕ СУТИ СНОВИДЕНИЮ

Поднимитесь и расскажите сон еще раз — теперь в на­стоящем времени. Проходя через череду событий, пере­несите сцены сна в то помещение, где находитесь сейчас. Если в сновидении существует мебель или двери, опиши­те их местоположение относительно себя. Сделайте то же самое с окнами, деревьями и любыми другими ориен­тирами сна. Начните с описания вещей, которые были в начале сна, а не с того, на что вы обратили внимание, когда сон уже развился.

Если во сне вы двигались, двигайтесь теперь тем же образом, будто ваш сон все еще происходит и вы связаны в пространстве с объектами сна.

На этой стадии вы можете начать испытывать силь­ные эмоции, связанные со сном.

Если при работе со сновидением вы столкнетесь с сильны­ми чувствами, то в нем, возможно, есть какое-то явное посла­ние вам. Вы можете сделать выбор — продолжать или нет раз­гадывать значение увиденного во сне. В любом случае выбор остается за вами. Следует делать лишь то, что вам удобно, и раскрывать партнеру только то, что вы хотите.

Цель работы заключается не в выяснении страхов, кото­рые вы испытываете; наоборот, вы с партнером должны рабо­тать лишь до тех пор, пока это для вас приемлемо, рискуя не потому, что от вас этого ожидают, а потому, что вы сознатель­но это выбираете. В уклонении нет ничего страшного, пока вы готовы быть за это ответственны, ясно осознавая, чего вы из­бегаете. Проделав это, возможно вы обнаружите, что готовы снова продолжать исследование.

Спящий создает во сне фигуры. В этом смысле их можно рассматривать как проекции черт его личности. При дальней-

                                         147

 

шем исследовании сновидений и осознании значимости той или иной фигуры сна человеку, видевшему этот сон, не оста­ется ничего другого, как признать их идентичность.

УПРАЖНЕНИЕ 5.

ИДЕНТИФИКАЦИЯ

С ПЕРСОНАЖАМИ СНОВИДЕНИЯ

Если сон длинный, выберите для работы его часть. Это может быть интригующая или кажущаяся более значи­тельной часть сновидения. Решив, с чем вы будете рабо­тать, попытайтесь некоторое время по очереди отожде­ствляться с каждым из персонажей.

Начните с живых персонажей: даже если вам пока­жется нелогичной их способность говорить (например, у грудного ребенка), говорите за Них. Некоторое время отождествляйте себя с каждым из персонажей сна и посмотрите, насколько они соответствуют вашей лич­ности или вашему поведению.

Дайте себе почувствовать переживаемое каждым из персонажей, даже если обнаружите, что эти чувства чу­жеродны, несвойственны вам или неприятны.

Например:

Если вы никогда не чувствуете смертельной ярости в обычной жизни или никогда не чувствуете жестокости, попытайтесь выразить эти чувства посредством персо­нажей, созданных вами во сне.

Сутью работы со сновидениями до сих пор являлось при­нятие вами собственных свойств и черт характера, которые вы проецировали на фигуры из сна. Эти части, от которых вы отказываетесь, реальны — даже если вы позволяете себе уви­деть их лишь во сне. Требуется изрядная энергия, чтобы зас­тавлять себя не видеть те или иные собственные черты; пре-пятствование их действию может требовать еще больше уси­лий. Идентифицировавшись с этими частями, вы сможете ощу­тить, сколько сил и энергии затрачиваете, чтобы отказаться от их признания.

148

 

Гештальт-терапия расширяет ваше сознание для того, что­бы вы знали о себе больше. Раскрытие замков, стопоров ваше- . го сознания высвобождает огромное количество энергии. Она (как и сама жизнь) может быть опасной, однако осознание всех возможностей — это единственный путь быть хозяином са­мому себе и единственный способ сделать осознанный выбор. Встреча с собственными составляющими, от которых вы от- . называетесь, может привести вас к некоторым выборам, кото­рых прежде в вашем мире не было.

Не только живые персонажи ваших снов олицетворяют ваши проекции, то же самое делают животные и неодушевлен­ные предметы, которых вы видите во сне. Попытайтесь проде­лать такой же процесс идентификации с ними.

УПРАЖНЕНИЕ 6.

ИДЕНТИФИКАЦИЯ

С НЕОДУШЕВЛЕННЫМИ ПРОЕКЦИЯМИ

Работая с тем же отрезком сна, составьте список неоду­шевленных предметов и животных из него. Их может оказаться слишком много, поэтому обратите особое вни­мание на те из них, которые связаны с вашими действи­ями и участвуют в них. Например:

Если один из персонажей сна пытается заколоть дру­гого ножом, вы могли бы представить себе, что вы и есть этот нож. Поговорите за него и отождествитесь с ним, как с живым персонажем.

Опишите себя в качестве ножа и посмотрите, насколь­ко это описание вам соответствует. Что вы чувствуете относительно способа, которым вас использовали во сне?

Персонажи сновидения не только олицетворяют ваши соб­ственные части, которых вы можете избегать, но и способы ихвзаимодействия связаны со способами, с помощью кото­рых ваши части пребывают в состоянии гармонии или конф­ликта. Следующее упражнение поможет вам исследовать спо­собы взаимодействия персонажей вашего сна.

149

 

УПРАЖНЕНИЕ 7. КОНТАКТ

МЕЖДУ ПЕРСОНАЖАМИ СНОВИДЕНИЯ

Идентифицировавшись с некоторыми персонажами сна, представьте себе, что они могут разговаривать между со­бой. Выберите двоих, появляющихся по очереди и не­ким образом взаимодействующих друг с другом, и по­звольте им поговорить между собой. Будет лучше, если эти два персонажа неким образом противоположны друг

другу.

Создайте сцену, как в упражнении 4 на стр. 147, зай­мите физическое место и примите позу одного из персо­нажей, и поговорите с другим.

Теперь поменяйте роль, сохраняя части вынесенны­ми вовне, и ответьте с помощью слов или соответствую-, щих жестов от имени второго персонажа.

Дайте диалогу развиться, пусть он продолжается даже дальше, чем это было во сне.

Видите ли вы связь между диалогом и конфликтами в вашей жизни?

Постройте диалог и с неодушевленными персонажа­ми вашего сна.

Например:

Представьте себя домом из вашего сновидения и пого­ворите с проживающими в нем или с деревьями, что рас­тут снаружи.

Продолжайте диалог столько, сколько хотите. Необя­зательно, чтобы взаимодействие в точности повторяло происходившее во сне; но оно может и повторять взаи­модействие из сновидения, давая представление о его персонажах и ситуации.

Будучи одними из самых захватывающих творений, сны являются прямой дорогой к осознанию. Они содержат не толь­ко наши проецируемые части, но и проявления того, как мы живем — в мире или конфликте сами с собой. Мы не можем сказать, что они имеют значение, потому что сны имеют мно­го значений. Один сон может содержать в себе столько, что этого хватит для работы на всю оставшуюся жизнь. Характе-

150

 

ры и конфликты сновидений содержат истину многих разных уровней, и важная задача — услышать послание, с какого бы уровня тебе ни говорили. Поэтому, увидев сон, мы сами долж­ны интерпретировать свои сны.

Конечно, терапевт небесполезен в этой работе; он с помо-щью своих навыков создает предпосылки для того, чтобы кли­ент понял послание из собственного сновидения. Знание о воз­можных посланиях приходит с опытом, и терапевт может при­вести клиента к важному для него посланию из сновидения. Его не всегда можно передать словами, скорее оно является общим итогом исследования сна — выраженными и выявленными в нем проекциями и конфликтами. Старые поведенческие моде­ли можно будет увидеть в новом свете, появится возможность по-новому решать старые конфликты, но что важнее всего — при ясном взгляде на самих себя мы сможем увидеть все новые возможности. Выяснение собственной привязанности к ста­рым, привычным клише — это первый шаг на пути их преодоле­ния. Видение новой, ранее сдерживаемой части себя даст вам возможность ее активации и использования скрытой в ней энер­гии. Одно лишь ясное видение самих себя позволяет нам с боль­шей ясностью двигаться от одного решения к другому.

Если вы хотите обнаружить послание того сновидения, с которым работаете, сделайте следующее упражнение.

УПРАЖНЕНИЕ 8. ПОСЛАНИЕ СНОВИДЕНИЯ

Поработав со сновидением, как предложено в предыду­щих упражнениях, спросите себя: «Что нового я узнал? »

Есть ли в сновидении послание для вас? Если их не­сколько и они кажутся противоречащими друг другу, не смущайтесь. Каждое из посланий может относиться к разным конфликтам. Открытие, что я должен чаще воз­ражать и противоречить своему начальнику, а с другой стороны — мило уступать ему, означает, что я должен делать и то и другое, но в разных ситуациях.

Посланием, возможно, является то, что я должен дей­ствовать более определенно.

151

 

Пока наши сны непонятны, а их послания и подсказки не­ясны и неочевидны, отражаемые в сновидениях элементы или конфликты обычно не разрешаются удовлетворяющим нас образом. Однако всему свое время, одни и те же конфликты могут проявиться в новых снах, после чего их послания станут более понятны.

Сновидениями можно управлять, чтобы помочь себе ре­шить проблемы, даже те, что проявлялись в более ранних сно­видениях.

УПРАЖНЕНИЕ 9. УПРАВЛЕНИЕ СНОВИДЕНИЯМИ

Прежде чем уснуть, попросите, чтобы во сне вам подска­зали ответ или решение какого-то важного для вас конф­ликта. Засыпая, повторяйте эту просьбу несколько раз. Если вы уже натренировались в запоминании сновиде­ний, то появление во сне человека или места, связанного с вашей проблемой, укажет вам на тот сон, который со­держит ответ.

Работайте со своими сновидениями так, как описано в предыдущих упражнениях.

Иногда наши сновидения содержат в себе нечто важное, но не понятное нам. В этом случае нам остается лишь ждать, что ответ в конце концов к нам придет. Ничего из действительно психологически важного никогда не теряется, и важные темы всегда повторяются. Даже если мы систематически не пони­маем своих снов, важные послания повторяются до тех пор, пока мы не услышим самих себя.

Муссонный ливень; ночью же, украдкой,

Вдруг заблистала между соснами луна.

Риота

 

ГЛАВА. 14

ПРОЖИВАНИЕ СВОИХ СНОВИДЕНИЙ

Быть по-настоящему живым означает полностью осозна­вать все свои чувства и всю свою силу. Хотя в этом заключен определенный риск. Ведь при этом мы можем увидеть что-то, что может нас ранить, или почувствовать боль, которую ис­пытывают другие люди. В этой ситуации мы видим все наши возможности выбора, у нас есть шанс выбирать способ пове­дения из этого множества. Какие-то из способов поведения могут оказаться для нас новыми, и не зная наверняка, к чему приведет каждый из них, мы можем обидеть окружающих или причинить вред себе. Тем не менее ощущение себя в об­шей схеме событий— очень мощный опыт. Своей непредска­зуемостью мы ведь можем не только ранить окружающих, но и поддержать их. Позволив себе быть живыми, мы и окру­жающим даем такую возможность.

Быть живым означает обладать гибкостью перемещений между способностью размышлять в средней зоне и пережи­вать текущий момент, ощущая происходящее во внешней и внутренней зонах. Лишь сконцентрировавшись на том, что происходит сейчас во внешней или внутренней зонах, мы можем выяснить, что происходит прямо сейчас. Таким обра-

153

 

зом мы можем понять, что происходит в нас самих и во внеш­нем мире, и отреагировать на это. Когда у нас есть эта инфор­мация, все возможности выбора очевидны.

Гештальт-подход нацелен на систематическое разрушение наших блоков для осознания того, что у нас есть возможнос­ти выбора поведения и шанс проявить все части себя. В конце концов это ведет к способности общаться со все большим чис­лом людей, причем на более глубоком уровне. Это дает нам возможность стать более творческими в жизни.

Несмотря на то, что такое общение может радовать и удов­летворять, оно оставляет нас уязвимыми для атак со стороны других. Далеко не все люди в этом мире для нас хороши. Не­которые — питательны, другие — ядовиты. Как еда может оказаться для нас неподходящей, так и некоторые люди «тя­желы для переваривания». Кроме того: «то, что для одного есть пища, для другого — отрава»; поэтому может оказаться, что ваш близкий друг ладит и испытывает удовольствие от обще­ния с человеком, который вреден и ядовит для вас.

В мире много людей, существующих в сложных и вред­ных отношениях со своими родителями (или со своими деть­ми), и на самом деле было бы лучше, если бы обе стороны уже давно отказались от таких отношений. Вопреки обычным ожиданиям, некоторые люди никогда не будут к вам добры, причем независимо от усилий, которые вы прилагаете, что­бы угодить им. При общении с некоторыми вредными людь­ми каждое проявление доброты и внимания к ним является для них лишь стимулом для еще более ядовитого поведения, поскольку они еще сильнее начинают ощущать свое одино­чество. Попытки спасти такого человека могут стоить для вас слишком дорого.

Между прочим, вредный для вас человек может оказаться весьма полезным для кого-то другого, поэтому своими попыт­ками изменить его вы можете оказать ему плохую услугу. Су­ществует лишь один способ выяснить, является ли человек для вас приятным (или ядовитым) — осознание того, как вы чувствуете себя в его присутствии. Будучи вместе с ядови­тым для вас человеком, вы чувствуете себя неудобно, непри­ятно, несчастливо, в общем — плохо; с приятными людьми

154

 

вы обычно чувствуете себя хорошо, общение с ними достав­ляет вам радость и наслаждение.

Поскольку взаимодействие между вами и другими людь­ми есть результат усилий обеих сторон, вы сами можете кон­тролировать некоторые из причин, по которым люди для вас вредны. Если кто-то вас огорчает тем, что напоминает вашу мать, возможно это означает, что у вас с ней осталось нечто незавершенное; тогда отношения с другим человеком не мо­гут развиваться, пока вы не «завершите» эти старые споры с матерью. Ядовитые отношения могут складываться и в том случае, если вы видите в человеке некоторые собственные черты, не принимаемые вами в себе до сих пор.

Например, если я игнорирую свое высокомерие и надмен­ность (или привык не выражать их), я возможно буду очень непримиримым к высокомерию и надменности других лю­дей. Из-за непринятия собственной надменности я буду не только проецировать эту черту на других, но и отвергать этих людей из-за их надменности, чем буду обуславливать отвер­жение ими самого себя.

Несмотря на то, что этот тупик так или иначе; преодолим, отношения могут оставаться вредоносными. Поскольку мы можем отвечать лишь за изменение собственного поведения и отношения, нам стоило бы попытаться так и сделать. Если ядовитые отношения с кем-то являются результатом моих собственных действий, то по мере моего изменения и Мои отношения с этим человеком могут стать лучше. Однако если вредоносность отношений обусловлена отношением или по­ведением другого человека, а он меняться не склонен, тогда может быть лучше прервать отношения с ним.

УПРАЖНЕНИЕ 1.

ВРЕДНЫЕ И ПОЛЕЗНЫЕ ЛЮДИ

Представьте себе нескольких людей, с которыми у вас сложные отношения. Думайте о каждом в течение не­которого времени и затем выберите одного из них для работы в своем воображении.

155

 

Обдумайте свои отношения с этим человеком. Прямо сейчас хотели бы вы вступить с ним в контакт или пред­почтете его избежать?

Если вы обнаружите, что, мысленно приближаясь к этому человеку, чувствуете себя хорошо, продолжайте поиск в своем списке людей до тех пор, пока не найдете другого, встречи с которым вы хотели бы избежать.

Если вы на самом деле не хотите к нему даже прибли­жаться, то как вы заставляете себя это сделать?

Подумайте, как вы собой манипулируете, заставляя себя подойти к нему.

Есть много людей, по отношению к которым мы ощущаем себя обязанными поддерживать контакт, даже если отноше-, ния с ними нас не удовлетворяют. Чтобы заставлять себя под­держивать такие отношения, мы должны исхитряться. Среди таких хитростей рассказы самому себе о том, что «это мой долг» или «разрыв отношений приведет к катастрофическим последствиям — она ужасно обидится и будет страдать».

Другая причина продолжения вредных для нас отношений заключается в том, что все же мы имеем от них не только вред, но и что-то полезное.

УПРАЖНЕНИЕ 2.

ПОЛЬЗА ВРЕДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Подумайте еще раз о человеке из предыдущего упражне­ния. Начните несколько предложений словами «Я ценю...» и посмотрите, что всплывает. Что приносят вам отноше­ния с этим человеком? Что положительного вы получаете от них — если получаете?

Многие дети и родители продолжают вредные для себя от­ношения потому, что чем-то за них вознаграждаются. Родите­ли, считающие своих детей несносными, в то же время могут получать удовольствие от их безусловной теплоты и принятия; дети могут обнаружить то же самое, хотя в общем их отноше­ния с родителями ужасны.

156

 

УПРАЖНЕНИЕ 3.

ЦЕНА ВРЕДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Побудьте в воображении с человеком из предыдущих упражнений и подумайте, какова цена отношений с ним. Что вы от него не получаете? Какая жертва или пода­рок потребуется от вас, чтобы этот человек исполнил ваше желание? Вы действительно верите, что когда-ни­будь получите от него ожидаемое?

Отношения часто становятся ядовитыми из-за того, что один или оба партнера хотят друг от друга чего-то, чего лише­ны. Дочь, например, может в течение многих лет продолжать вредные отношения с матерью, ожидая от нее одобрения, ко­торого никогда и не будет. Тем не менее она упорствует, наде­ясь, что однажды будет вознаграждена за свои усилия.

Разрыв вредных отношений может быть трудным и опас­ным. Иногда нас удерживают от разрыва страх быть покину­тыми и злость, что все это придется пережить.

УПРАЖНЕНИЕ 4. РИСК РАЗРЫВА ВРЕДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Представьте себя говорящим окончательное «прощай» человеку, отравляющему вам жизнь. Представьте, что он или она покидает вашу жизнь тем или иным способом. Вы можете переехать в другой город, получить развод с супругом или поменять место работы — короче, вы боль­ше с этим человеком не встретитесь.

Что вы чувствуете, говоря ему «прощай»? Вспомина­ется ли вам, что кроме вреда эти отношения приносили вам что-то еще?

Чтобы суметь изменить сущность ранящих нас отношений, мы прежде всего должны почувствовать, что нас ранили, по­том осознать, что отношения с причиняющим нам боль чело­веком могут быть нам вредны. Мы можем кое-что сделать для изменения этих отношений или принять решение отказаться от них. В любом случае первым шагом должна стать регистра­ция боли, которую мы испытываем; без этого осознания мы

157

 

можем сохранять отношения неизменными бесконечно дол­го. В любых отношениях есть что-то хорошее, иначе они не возникали бы. Разрыв отношений означает не только избавле­ние от их плохих сторон, но и потерю хороших; поэтому преж­де, чем сделать этот поворотный и решительный шаг, следует взвесить и сравнить между собой риск разрыва и цену поддер­жания отношений. Наилучшим решением является измене­ние отношений путем протеста против приносящего боль по­ведения — с тем, чтобы дать партнеру возможность изменить­ся. В таком требовании заключен определенный риск: изме­нившись, человек может стать еще более вредоносным. Одна­ко взяв на себя ответственность, мы всегда имеем возможность уйти —пока мы об этом не вспомним, мы вынуждены мирить­ся с этими отношениями.

Если мы действительно решили расстаться, нам следует осознать причины, по которым мы собираемся это сделать. Терпение очень ценится в нашем обществе. Герой Горацио Эл-джера, сражающийся за собственный путь и за выживание в , трудном мире против всех его странностей и несуразностей, является частью нашей культуры. Его фразу «Я с этим справ­люсь! » мы чаще всего повторяем с гордостью. Но мы редко спра­шиваем себя: «А надо ли мне с этим справляться?» Пока мы упорствуем в своем терпении к наносимым нам травмам и стрессу, у нас нет способа их избежать. На память приходит картинка с человеком, ожидающим в середине зимы автобус на занесенной снегом остановке, стучащего зубами и говоря­щего: «Я могу это вынести». Пока он будет продолжать прово­дить ежедневно двадцать минут в этой жалкой ситуации, не осознавая, что это никому не нужно, он не станет искать дру­гого способа добраться до работы. Эта способность терпеть — одна из причин, по которой люди упорствуют в пребывании заведомо далеко от удовлетворения потребностей — своих и другого; оба человека заняты только тем, что стараются друг друга вытерпеть.

Пока не наступит момент, который позволит изменить от­ношения, сочетающие в себе вред и поддержку, в сторону большей поддержки и удовлетворительности, — некоторые отношения кажутся полностью вредоносными. Забота о себе

158

 

и независимость позволяют осознать, что, как бы мы ни ста­рались быть доброжелательными, некоторые люди продолжа­ют нас ранить. Есть много людей, которые могут оказаться вредоносными для нас; чувствительность к возможности быть задетым ими может помочь нам избежать серьезной раны. Когда бы я ни встретил нового человека, неприятного мне, я очень осторожен и допускаю его ближе к себе, лишь убедившись в том, что ему можно верить. Если он продолжа­ет вредить мне, я отойду от него и постараюсь его избегать. Я буду предельно внимателен, если окажусь вынужден нахо­диться вместе с ним. И попытаюсь поделиться с ним своим ощущением неудобства, но если это вызовет у него неприя­тие, упорствовать не буду. Творческая критика другого чело­века требует довольно много усилий.

. Истинная критика может стать подарком для критикуемо­го. Неподдельно доброжелательная и искренняя критика мо­жет включать как одобрение, так и порицание. Подобно оцен­ке полудрагоценных камней или артистичности выступления, критика другого человека включает оценку его слабых и силь­ных сторон. Такие суждения — это мнение, отражающее сис­тему собственных ценностей критикующего человека. По­скольку никакая из систем ценностей не является совершен­ной, любая критика неабсолютна. Однако критика из уст лю­дей, которых мы уважаем и чьей системе ценностей поклоня­емся, очень часто воспринимается нами как абсолютная. Если учитель, системе ценностей которого мы пытаемся научить­ся, считает нас неудачниками, то у нас появляется чувство ущербности. Но чья бы то ни было система не может быть аб­солютно правильной и во всем подходящей для нас; несоответ­ствие чьим-то стандартам обычно означает, что сами эти стан­дарты нам не совсем подходят. Этот вопрос можно разрешить •только, если слушать критику внимательно, с большим дове­рием и проверять, хотим ли мы изменить свои недостатки. На­пример, если мой учитель класса рояля говорит, что моя ин­терпретация какой-то части произведения излишне расчетли­ва, в то время как ей следовало бы быть «способной дышать самой по себе», я должен решить, хочу ли быть не только рас­четливым. Если я ценю расчетливость интерпретации, то могу

159

 

сказать: «Эта часть — красива в ее математической четкости». Если я не люблю такие интерпретации, я, наверное, скажу: «Эта часть сыграна как безжизненная — в алгебраической манере». Любая критика исходит из точки зрения и ожида- ний, с которыми разные люди подходят К событиям, вещам, действиям — их много и они очень разные. Конечно, вы кри-тикуете исполнение части музыкального произведения с боль­шой долей пристрастности, но в зависимости от того, нравит- ся оно вам или нет.

В нашем обществе большое внимание уделяют логике и причинам. Критика во многом основана именно на них, но зачастую, прикрываясь флером ясного понимания, мы пользуемся критичностью для того, чтобы выплеснуть свою враждебность на других и атаковать их. Поэтому, даже слы­ша подлинную критику, произносимую из лучших побуж­дений, мы также можем связать ее с несправедливой враж­дебностью. Если бы мы позволяли себе выражать гнев или враждебность как чувства, а не как «рациональное общение», нам не нужно было бы оправдываться за свой гнев или зло­употреблять критикой.

Из-за недружелюбного использования критики и пото­му, что подлинная критика часто воспринимается как ата­ка, мы привыкаем сдерживать собственную критичность и стараемся ее не проявлять. Это имеет два последствия: во-первых, мы теряем важную и полезную возможность для подлинного общения и, во-вторых, подавляем часть себя, а в итоге теряем свою способность к хорошей критике. Так как критика — это обмен между людьми системами их взглядов и ценностей, но из-за нехватки выразительных средств в от-сутствие опыта что-то остается невыраженным, и это может ввести в заблуждение. Хотя некоторым кажется, что в этом нет ничего страшного, теряя способность к критике, мы стал­киваемся с опасностью потерять понимание, что хорошо и что плохо в самих себе и в окружающих. Наши стандарты и требования становятся или слишком высокими, или слиш­ком низкими, а иногда просто неопределенными.

Например, перфекционисты с их нечеловечески высокими требованиями теряют представление о том, что достижимо, а

160

 

что нет. Будучи непревзойденными мастерами критики, если бы они поделились своей критикой с другими, они могли бы понять и может быть изменить собственные стандарты, напри­мер, стать к другим и к себе более добрыми. В определенном смысле ценности, используемые в критике, являются утверж­дением того, кто мы есть. Критикуя, мы получаем представле­ние о самих себе и развиваем свою способность к ясному под­линному общению.

Если вы хотите исследовать связь между критикой, враж­дебностью и благими намерениями, проделайте следующее уп­ражнение.

УПРАЖНЕНИЕ 5.

ТВОРЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КРИТИКИ

Представьте, что вы разговариваете с человеком, которо­го хотите раскритиковать. Детально перечислите все, что вы хотите подвергнуть критике. Теперь представьте, что вы очень сердиты на него, и выразите ему свой гнев не­посредственно на уровне чувств, не пытаясь оправдать причины этого гнева.

А теперь покритикуйте этого же человека с наилуч­шими намерениями — насколько можете себе это пред­ставить.

Что вы чувствуете по поводу этого человека теперь?

В восточных традициях обучения, особенно в дзен-буддиз-ме, лишь в случае подлинной заинтересованности в своем уче­нике Учитель критикует его работу. Ученик рассматривается как безусловная изначальная ценность, сначала Учитель, же­лая сконцентрироваться на нем, оценивает важность исполне­ния им работы и лишь затем добавляет критику.

Причина, по которой двое не желают друг перед другом пол­ностью разоблачиться, заключается в том, что поступи они так, они стали бы уязвимыми, беззащитными и отдали друго­му чрезмерную власть над собой. Тогда они смогут ранить, отравить и навсегда погубить друг друга! И как часто в жизни они приходят к концу отношений, становясь болью и мукой друг для друга! Уж лучше поддерживать легкие и поверх-

11-2356                             161

 

ностные отношения — тогда шрамы не столь глубоки и душа не кровоточит. Пытаясь узнавать кого-то, погружаясь в этот новый мир, мы делаем окончательный и бесповоротный пры­жок в неизвестность.

Олдридж Кливер

Чтобы слышать критику, мы должны стать открытыми и перестать обороняться. Помогает знание того, что вся крити­ка — это приложение чужой системы ценностей к нашим уси­лиям, потому что будучи самодостаточными, мы не должны жить в соответствии с чужими ожиданиями, если только не мы сами их выбрали. Такое необоронительное отношение важ­но и в других ситуациях.

Чтобы позволить себе быть любимыми, мы должны осла­бить свою оборону и рискнуть оказаться беззащитными пе­ред людьми, от которых хотели бы любви. Мы должны оста­вить свою бдительность и попытки управления и позволить тем, кто нас любит, выражать свою любовь так, как это им свой­ственно; иначе они скорее будут выражать нас и делать то, что им говорят, а не выражать собственные чувства.

Многие люди говорят, что кого-то ищут, чтобы полюбить, однако они не позволяют себе почувствовать, насколько уже любимы. Они могут так этого и не узнать, если не перестанут себя контролировать и сдерживать. Чтобы ощутить себя лю­бимым, следует позволить другим гладить себя словесно или физически так, как им хочется, чтобы выразить свою любовь. Делая конкретные указания по поводу того, как им следует вас любить, вы лишь приучаете их вести себя по отношению к вам удовлетворяющим вас способом, но не позволяете им прояв­лять свою любовь. Жесты, движения, приемлемые для вас, мо­гут мешать их выражению любви к вам тем способом, кото­рый их тоже удовлетворит. Контролируя способы проявления другим человеком любви к себе, вы устраняете элемент спон­танности. Преимуществом контроля, несомненно, является управление риском; но, как это всегда бывает при управлении, результат предсказуем и жизнь пресна.

Чтобы по-настоящему понять и оценить состояние, когда вы любимы, вы должны позволить себе быть открытыми. Вы

162

 

должны почувствовать, что же на самом деле вам дается, не оценивая прежде, чем отреагируете. Если вам не нравится да-ваемое,тогда вам решать — сказать ли человеку об этом, пре­доставляя ему возможность выразить свою любовь как-то ина­че. Если он готов рискнуть, тогда он действительно проявляет себя своим собственным способом, а не является вашей мари­онеткой.

Позволить себе быть любимым так, как описано выше, не­просто, но это единственная возможность почувствовать лю­бовь другого человека. Любовь, как и критика, включает обще­ние и контакт с другим человеческим существом. Она может быть благотворна; однако истинная любовь включает и эле­мент риска. Можно бояться риска быть любимым, но в таком случае любовь может никогда не прийти к вам.

Защищаясь от любви и критики, мы глухи и не слышим других людей. Иногда наши защиты мешают общению. Когда я чувствую гнев, у меня есть выбор — общаться с кем-нибудь или нет. Риск выражения себя состоит в том, что я могу спро­воцировать гнев у другого или оказаться им отвергнутым; если же я не буду выражать себя, я должен подавить эти чувства, обратить их внутрь. Обычный способ, которым мы пользуем­ся, чтобы не выразить свой гнев или ярость — это убедить себя в том, что эти чувства нерациональны. Мы приучены обще­ством быть рациональными; испытывать гнев обычно означа­ет быть безрассудным. Поэтому мы выражаем его не прямо, а превращая в «оправданную» враждебность. Одной из возмож­ных форм проявления гнева является враждебная критика, другая форма — это враждебность «во имя высших интере­сов»; как например у таможенника или полицейского на пар­ковке, создающего ненужные жизненные трудности, говоря при этом: « Это всего лишь моя работа». Такие люди часто весь­ма вредоносны и находят прекрасную нишу для себя в работе, которая позволяет им оставаться враждебными, освобождая их от ответственности за это. Так придирчивый таможенный чиновник бывает очень тщателен, потому что считает свою работу чрезвычайно важной и чувствует удовлетворение от собственной власти над людьми, которые вынуждены прибе­гать к его услугам. Поскольку не всегда удается избежать воз-

                                         163

 

никновения неприятных эмоций при таких встречах, нам сле­дует знать, что многие мелкие чиновники на самом деле про­являют особое рвение и делают гораздо больше, чем требуют их «служебные обязанности». Так как власть и сила на их сто­роне, в подобных случаях тщетно пытаться отгородиться от враждебности, которую они в нас вызывают. После столкно­вения можно поразмыслить над своими возможностями. Не­смотря на то, что такие люди часто оставляют в вас ощущение незавершенности, неудовлетворенности, то количество энер­гии, которое потребовалось бы для завершения некоторых геш-тальтов, может оказаться даже больше, чем вы уже отдали. По­этому скорее вы предпочтете разрешать такие ситуации в во­ображении, чем в реальной жизни.

УПРАЖНЕНИЕ 6.

ТВОРЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ НАКАЗАНИЯ

Позвольте себе вспомнить какого-нибудь мелкого чинов­ника, который так или иначе сделал вашу жизнь ужас­ной. Опишите ситуацию. Теперь некоторое время раз­мышляйте о соответствующем для него наказании. Ре­шив, как наказать чиновника, представьте себе, что на­блюдаете, как действует наказание. Убедитесь, что види­те картину ясно, включая выражение лица этого челове­ка в момент, когда он замечает, что именно вы пришли отомстить ему.

Продолжайте свою фантазию, пока не почувствуете, что с этим покончено.

Хотя в жизни у вас может никогда не возникнуть случая поквитаться с людьми, которые беспричинно на вас напали, с помощью своего воображения вы можете переключить свое внимание на новые вещи и позволить проявиться чувству соб­ственной важности после таких фрустрирующих встреч.

По мере того, как ваше осознание меняется, меняется ваше поведение, и вы обращаетесь с окружающими людьми по-раз­ному, они в свою очередь тоже начинают относиться к вам иначе. Изменив свое поведение и прочувствовав это, вы смо-.

164

 

жете решить, хотите ли вы оставить это новое поведение или изменить его еще раз.

Когда ваши друзья узнают о вашем новом поведении, они могут стать несчастными и начать протестовать. Люди не лю­бят изменений и сопротивляются им, насколько возможно. Они заметят, что вы больше не хотите поддерживать старые роли и привычные способы отношений, и могут забеспоко­иться, что вы специально заставляете их страдать. Непредска­зуемо нарушая безопасность других, вы вынуждаете их рис­ковать и напоминаете о том, что они потеряли чувство полно­ты жизни.

Таким же образом вдруг вы можете обнаружить, что ваша работа вам больше не интересна и что вы способны к больше­му, чем она может вам предложить. Безопасность, которую она предлагает, больше не кажется вам такой важной, так как вы открыли в себе свою внутреннюю безопасность.

Вы можете предъявить своей семье различные требования или вовсе уйти из нее, если обнаружите, что ваши потребнос­ти не удовлетворяются. Контракт, заключенный между двумя людьми в прошлом, может больше вас не устраивать, посколь­ку с тех пор один или оба партнера изменились. Можно наде­яться, что получится заключить новый контракт, но если это невозможно, следует расстаться.

Последствия изменений могут заставить нас захотеть что-то переделать; существует очень мало изменений, которые полностью необратимы. Так, мы никогда не можем вернуться назад, и возвращение в старый порядок вещей не означает, что прошлое взаимодействие будет продолжаться в настоящем. Ведь оба партнера изменились в результате разных событий, поэтому старые отношения могут только обновиться. И, мо­жет быть, расширение осознания, что приходит следом за из­менениями, стоит полученной боли. Выбор за вами.

 

ГЛАВА 15

РИСК БЫТЬ ЖИВЫМ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

«Пожалуйста, не надо о том, что вы изучали и как долго, сколько книг вы написали и что люди думают о вас,

но: чему вы научились?»

Идрис Шах

Беспокойные стремления влекут всех нас во внутреннее пу­тешествие. Может статься, что это чувство неугомонности потеряно и больше не присутствует в нашей обычной жизни. Бывает очень сложно указать, чем конкретно вызывается это чувство, часто оно может возникать в результате незавершен­ной ситуации, касающейся наших потребностей.

Мне нужна лучшая работа, более волнующие или любов­ные отношения, более творческий образ жизни, красивое тело и так далее.

То, что мы действительно ищем в жизни, сопровождается некоторым риском. Кастанеда в своих многочисленных кни­гах заявляет, что Дон Хуан, его учитель, частенько говорил так: «Обычный человек ищет в глазах окружающих определеннос­ти и называет это уверенностью в себе. Воин ищет безукориз­ненности в своих собственных глазах и называет это скром­ностью». Означает ли это, что современный человек (мужчи-

166

 

на или женщина) должен быть воином, чтобы понять смысл жизни? Ответ за вами. Однако, большинство наших поисков «истины» ограничено книгами, воркшопами, курсами и путе­шествиями, которые кажутся полными обещаний. Но все же слишком часто «предложения к самоусовершенствованию» за­канчиваются болезненными разочарованиями и дальнейшим желанием найти «правильное», и т. д.

Гештальт-подход, описанный в этой книге, предлагает про­стые и практичные способы управления своей повседневной жизнью. Во-первых, познакомьтесь с упражнениями, приве­денными в книге, и строго следуйте им. Во вторых, помните, что наша индивидуальность — это всего лишь иллюзия и что мы имеем много частей: иногда они находятся в конфликте друг с другом, а иногда — в конфликте с внешним миром. В-третьих, КОНТАКТ — это основополагающее переживание для того, чтобы жить «здесь и сейчас», а не следовать застарелым привычкам из раннего детства. В-четвертых, чтобы завершить «старое или неоконченное действие», мы должны научиться пребывать в ПРОЦЕССЕ, отбросить свои ригидные представ­ления и творчески погрузиться в опыт каждодневных пережи­ваний «здесь и теперь».

Риск быть живым - этот процесс можно сравнить с функци­онированием стройной системы или сооружения, где каждая отдельная часть структуры дает нам возможность функциони­ровать как целое. Структура книги обслуживает только форму этого процесса, участие же в работе — это способ, которым мы можем достичь высшего удовлетворения в жизни. Это основа существования, Джон Энрайт называет его — это место. Это сознательная дисциплина от «где бы мы ни делали» до «что бы мы ни делали». Цель состоит в том, чтобы расширить свое пони­мание, достигнуть большей интеграции, большей целостности, более полного контакта, более ясной коммуникации и больше­го числа выборов относительно того, как можно хорошо жить.

Конечно, всегда есть выбор остановиться и прекратить уси­лия. И все же, как сказал Карлос Кастанеда, тому, кто вступил однажды на эту дорогу сердца, возврата нет. Путь ясен, да не прост. Вы можете спросить: «Что конкретно вы имеете в виду? » Ответ: «Откройте для себя сами».

 

Послесловие

«МУДРОСТЬ НАСТОЯЩЕГО»

Эта книга впервые была издана в 1971 и переработана в 1981. С того времени о гештальт-терапии было написано и издано еще много книг. Однако эта книга пользовалась постоянным спросом у студентов, врачей и широкой публики. Фриц Перлз, один из отцов-основателей гештальт-терапии, когда-то заме­тил, что она слишком хороша, чтобы ограничиваться только пациентами, которые ищут помощи в своих жизненных про­блемах. И эта книга фактически доказала это. Она является полезным справочником для любого читателя.

В терапевтической практике мы постоянно получаем но­вые феномены. С одной стороны, в настоящее время наблюда­ется быстрое увеличение так называемых «альтернативных те­рапий», с другой стороны, стандартизированная практика те­рапии обязана развивать все больше диагностических проце­дур, которые требуются для медицинского страхования. И все же, как пишет доктор И. Ялом (2001): «...Сам акт стандартиза­ции делает терапию менее реальной и менее эффективной...»

Гештальт-терапия спонтанна, процессуально-ориентирова­на и сфокусирована на «здесь и теперь». Она на является фор­мулой для успеха и не предлагает структурных протоколов или обязательных процедур, которым надо следовать. Каждый че­ловек весьма уникален в своем внутреннем мире, языке и куль­туре. Когда мы ведем диалог с гештальт-терапевтом, время от времени контакт между человеком и врачом открывает новые способы работы, выстраиваются совместные отношения, ко­торые будут являться основой целебного процесса. Различные упражнения, ролевая игра и другие техники, приведенные в кни­ге, это всего лишь инструменты для разворачивания этого диа­лога, и если упражнение не подходит, от него отказываются и развивают новое. Помните, что так называемая «эмпирически подтвержденная терапия» пока не могла ничего эффективно до-

168

 

казать из-за человеческой сложности. И новая «краткосрочная терапия» не так «кратко» доказывает что-либо в реальном мире практики.

Мы настоятельно рекомендуем использовать сновидения и образы. С тех пор как мы написали свою главу о работе со сновидениями, были издано бесчисленное количество книг по работе со снами в духе разных направлений: фрейдистского, юнгианского, визионерского, духовного и т.д. Однако геш-тальт-терапевтический способ работы со сновидениями — все еще самый эффективный и ясный способ достичь выздоров­ления человека. Мы не интерпретируем сны, но используем их как способ обнаружения более глубоких экзистенциальных сообщений в своем внутреннем мире.

В упражнениях «Запоминание сновидений», «Оживление сновидений», «Возвращение утерянных сновидений» и т.д. вы найдете способы, как воздействовать на свои сновидения са-' мостоятельно или вместе с другими. Рекомендуем вам как мож­но чаще записывать и хранить свои сновидения и добавлять к ним свои чувства во сне, а также записывать, каким образом можно связать все части сновидения, если открыто беседовать с ними. Сновидения — это королевская дорога к осознанию.

Наконец, самый лучший способ достичь максимума пользы от гештальт-работы — это участвовать в воркшопе с опытным гештальт-терапевтом. Исследуя веб-страницы, вы сможете найти гештальт-институты по всему миру.

 

;

БИБЛИОГРАФИЯ

Однажды ученый пришел к философу-практику, чтобы оп­ределить, каково происхождение его философской системы. Но как только он задал свой вопрос, Мастер вручил академику восхитительный персик.

Когда ученый съел персик, Мастер осведомился, хочет ли тот еще. Ученый съел и второй персик.

Тогда философ поинтересовался: «Вам интересно, где этот персик был выращен ? »

«Нет», — ответил ученый.

«Вот и ваш ответ о моей системе», — заметил Мастер.

  1. Brooks C.V.W. «Sensory Awareness: rediscovery of experiencing» N.Y. Viking Press, 1974.
  2. Brown, George, «Human Teaching for Human Learning» N.Y. Viking Press, 1971.
  3. Brown, George fed), «The Live Classroom: Innovation Through Confluent Education and Gestalt» N.Y. Viking Press, 1975.
  4. Clarkson P., «Gestalt Counselling in Action» Sage pub. 1989.
  5. Crocker S., «A Well Lived Life — Essays in Gestalt Therapy» Gestalt Institute of Cleveland press, 1999.
  6. Downing, Jack (ed), «Gestalt Awareness» Harper & Row, San Francisco, 1976.
  7. Downing, Jack & Marmorstein, Robert (eds), «Dreams and Nightmares: A Book of Gestalt Therapy Sessions», Harper & Row, N.Y. 1973.

170

 

  1. Enright, John, «An Introduction to Gestalt Therapy» Esalen CA Edits. 1975.
  2. Fagan Joen &Sheperd, Irma, «Gestalt Therapy Now» Science and Behavior Books, Palo Alto. 1970.
  3. Geba, Bruno, «Breathe Away Your Tension: An Introduction to Gestalt Body Awareness Therapy» Random House, N.Y. 1973.
  4. Greenwald, Jerry A, «Be The Person You Were Meant To Be» Simon & schuster, N.Y. 1973.
  5. Herbert, Frank, «Dune», New English Library, London. 1968.
  6. Hoffman, Yuhi, «The Sound of One Hand Clapping» Basic Books, N.Y. 1975.
  7. R. Hycner& L.Jacobs, «The Healing Relationship in Gestalt Therapy» Gestalt Journal Press, 1995.
  8. Kempler, Walter, «Principles of Gestalt Family Therapy» AS.Joh. Nordahls Trykkeri, Norway, 1973.
  9. Kogan, Jerry, «Gestalt Therapy Resources» Lodestar Press, San Francisco, 1972.
  10. Kopp, S.B., «Back to One: A Practical Guide for Psychotherapists» Palo Alto. CA Science & Behaviour Books, 1977.
  11. Kopp, S.B., «The Naked Therapist» San Diego. CA. Edits. 1975.
  12. Latner, Joel, «The Gestalt Therapy Book» Bantam Books, Toronto,, 1973.
  13. Lederman, Janet, «Anger and The Rocking Chair: Gestalt Awareness With Children», Viking Press, N.Y. 1973.
  14. Macken J., «Developing Gestalt Counselling» Sage pub. 1997.
  15. Naranjo, Claudio, MD. «Gestalt Therapy: The attitude & practice of an atheoretical Experimentalism» Crown House pub. 1993.
  16. Nevis E. (ed), «Gestalt Therapy — Perspectives and Applications» GIC press, 1992.
  17. Passons, William R, «Gestalt Approaches in Counselling» Holt, Rinehart& Winston. N.Y. 1975.
  18. Peris, Fritz & Baumgardner, Patricia, «Legacy from Fritz. & Gifts form Lake Cowichan», Science and Behaviour Books, Inc., Palo Alto, CA. 1 975.
  19. Perls, Frederick & Van Dusen, Wilson, «Gestalt Is.» Real People Press, Lafayette, CA. 1969. Retermed below Editor — Stevens.
  20. Perls, Frederick, «Ego, Hunger and Aggression» Vintage Books, N.Y. 1969.
  21. Perls, Frederick, «The Gestalt Approach and Eye Witness to

171


Therapy» Science and Behaviour Books, Palo Alto, 1973.

  1. Perls, Frederick, Hefferline, R. & Goodman, P. «Gestalt Therapy» Dell, N.Y. 1965.
  2. Perls, Frederick, «Gestalt Therapy Verbatim» Real People Press, Lafayette, CA. 1969.
  3. Perls, Frederick, «In and Out of the Garbage Pail» Real People Press, Lafayette, CA. 1969.
  4. Polster, Erving& Mirian, «GestaltTherapy Integrated: Contours ofTherapy and Practice» Brunner/Mazel, N.Y. 1973.
  5. Pursglove, Paul, «Recognitions in Gestalt Therapy» Harper Colophon Books, N.Y. 1971.
  6. Rhyne, janie, «Gestalt Art Experience», Wadsworth Publishing Company Inc., Belmont, CA. 1973.
  7. Satir, Virginia, «People making», Science and Behavior Books, PaloAlto.CA.1972.
  8. Satir, Virginia, «Conjoint Family Therapy» Science and Behavior Books, CA. 1964.
  9. Schiffman, Muriel, «Gestalt SelfTherapy» Self-Therapy Press, MenloPark,CA.1971.
  10. Shah, Idries, «Reflections» Penguin, Maryland. 1972.
  11. Shah, Idries, «Thinking of the East» Penguin, U.S.A. 1972.
  12. Shah, Idries, «Caravan of Dragons» Penguin, U.S.A. 1972.
  13. Shah, Idries, «The Suits» Jonathon Cape. 1969.
  14. Shah, Idries, «Tales of the Dervishes» Dutton. 1967.
  15. Shepard, Martin, «Fritz: An Intimate Portrait of Fritz Perls and Gestalt Therapy», Saturday Review Press, N.Y. 1 975.
  16. Shostrom, Everett, «Man, The Mainpulator» Bantam Books, Toronto. 1972.
  17. Simkin, James S. (ed), «Festschrift for Fritz Perls» Author Los Angeles. 1968.
  18. Simkin, James S., «Minilectures in Gestalt Therapy» World Press, CA.1974.
  19. Smith, Edward W.L, «Growing Edge of Gestalt therapy» Brunner/Mazel, N.Y. 1976.
  20. Starak Y., Bernet A., Maclean A., «Grounds For Gestalt» Foreground Press, NZ, 1994.
  21. Starak Y, Bernet A., Maclean A., «More Grounds for Gestalt» Foreground Press, NZ, 1996.
  22. Stephenson, F.D., «Gestalt Therapy Primer» C.C. Thomas,

172

 

Springfield, Illinois. 1974.

  1. Stevens, Barry, «Don't Push the River» Real People Press, Lafayette, CA. 1971.
  2. Stevens, John O., (ed), «Gestalt Is.» Bantam Press, N.Y. 1977.
  3. Stevens, John O., (ed), «Awareness» Real People Press, Lafayette, CA1971.
  4. Walker, James Linwood, «Body and Soul: Gestalt Therapy and Religious Experience», Abingdon Press, Nashville. 1972.
  5. Yalom, Irvin D. «The Gift ofTherapy: reflections on being a therapist» Piatkus Books, 2002.

56.          G.M. Yontef, «Awareness, Dialogue & Process» Bookmasters Inc.
-    1993.

 

ИНСТИТУТ ПСИХОТЕРАПИИ И

клинической психологии

Свидетельство о гос. аккредитации № 25-2014 от 20.07.2005 г. Гос. лицензия МО РФ № 169357 от 25.07.2005 г. http://www.psyinst.ru; http://www.psygrad.ru; http://www.psybook.ruj 127055, г. Москва, ул. Новолесная, д. 6 «Б», стр. 1 |

тел/факс: (495) 987-44-50 (многоканальный, с 10 до 20 час.):

ПОСЛЕДИПЛОМНАЯ ПЕРЕПОДГОТОВКА  ПО КЛИНИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

для работы в системе здравоохранения и частной практики

с выдачей государственного диплома о профессиональной

переподготовке по специальности «Клиническая психология»

ПСИХОЛОГ => КЛИНИЧЕСКИЙ ПСИХОЛОГ

Sсоответствии с Приложением № 2 приказа МЗ РФ № 438 от 16.09.2003 г., медицинский (клинический) психолог, работающий в учре- ждении здравоохранения - это специалист с высшим психологическим образованием по специальности клиническая психология (030302), либо специалист с другим высшим психологическим образованием, прошед- ший профессиональную переподготовку по клинической психологии.

При работе в учреждениях здравоохранения клинические психологи по разряду, оплате и льготам приравниваются к врачам

Принимаются: психологи, педагоги-психологи, социальные и др. психологи, бакалавры психологии, студенты 4, 5-го курсов факультетов психологии (параллельно с основным обучением).

Формы обучения - очная, очно-заочная и вечерняя, от 9 до 16 месяцев

Виды специализации при переподготовке:

  1. Интегративный подход в психологической коррекции
  2. Арттерапия
  3. Гипноз эриксоновский и эриксоновская психотерапия
  4. Детская и подростковая психологическая коррекция и психотерапия
  5. Зависимого и созависимого поведения психологическая коррекция и психотерапия
  6. Когнитивно-поведенческая психотерапия
  7. Кризисных состояний и постстрессовых расстройств коррекция и психотерапия
  8. Пренатальная и перинатальная психология и психотерапия
  9. Психосоматических расстройств психологическая коррекция и психотерапия
  10. Семейный психолог (специализация, включающая-обучение по системной семейной, детской, подростковой, перинатальной психологии и психотерапии)
  11. Символдрама в психотерапии и психологической коррекции
  12. Системная семейная психотерапия
  13. Телесно-ориентированная психотерапия
  14. Трансакгный анализ и Терапия нового решения
  15. Трансперсональная психотерапия
  16. Экзистенциальная психотерапия

С программами переподготовки, расписанием занятий можно ознакомиться в Институте или на сайте института http://www.psvinst.ru

 

УЧЕБНЫЕ ВИДЕОФИЛЬМЫ НА DVD

в книжном магазине института www.psvbook.ru

АРТТЕРАПИЯ

Базовые техники арттерапии. Арттерапия в работе с глубинным бессознательным

Драматерапия и сценическая пластика. Сказкотерапия. Маскотерапия, работа с куклами

Арттерапия кризисных состояний. Арттерапия в работе с детьми ГИПНОЗ ЭРИКСОНОВСКИЙ И КЛАССИЧЕСКИЙ

Эриксоновский гипноз: базовый курс. Метафоры в эриксоновском гипнозе ДЕТСКАЯ И ПОДРОСТКОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

Арттерапия в работе с детьми. Коррекция психосоматических расстройств у детей НЕЙРО-ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ПРОГРАММИРОВАНИЕ

НЛП-практик, циклы 1, 2,3-й. НЛП-мастер ЗАВИСИМОСТИ

Психологические основы формирования и комплексный подход к лечению

зависимостей и созависимостей.

Лечение зависимостей: алкоголизма, наркоманий, переедания, табакокурения.

Кодирование и гипноанализ. НЛП в работе с алкоголизмом, наркоманиями

Лечение алкоголизма методом эмоционально-стрессовой психотерапии по Довженко

НЛП и эриксоновская терапия в работе с избыточным весом

Психотерапия игровой и компьютерной зависимости

Психотерапия нарушений пищевого поведения

Коррекция безлюбовного сценария, любовной и сексуальной зависимости КОГНИТИВНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ КРИЗИСНЫЕ СОСТОЯНИЯ И ПОСЛЕДСТВИЯ ТРАВМЫ

Суициды - психотерапевтическая помощь

Психотерапия возрастных и экзистенциальных кризисов

Десенсибилизация психических травм с помощью движений глаз

Терапия последствий травм по методу М. Мюррей ОСНОВЫ ПСИХОТЕРАПИИИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ

Основы психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии ПЕРИНАТАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ПСИХОТЕРАПИЯ

Психология, физиология и сопровождение беременности.

Избранные техники перинатальной психологии. Мультимодальный подход ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

психология интимных отношений

Психология интимных отношений. Мужские и женские сексуальные роли

Коррекция супружеских дисгармоний и сексуальных дисфункций ПСИХОСИНТЕЗ ПСИХОСОМАТИКА

Психотерапия психосоматических расстройств

Психотерапия тяжелых соматических заболеваний. Работа с онкологией ПСИХОТЕРАПИЯ В ПСИХИАТРИИ

Психотерапия в клинике пограничных и эндогенных расстройств СЕМЕЙНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

Семейная психотерапия: основные методы, теория систем Боуэна, избранные техники

Системная семейная психотерапия Хеллингера. Порядки любви в семейной системе

Системные расстановки, совесть поколений и духовная ориентация СИМВОЛДРАМА ТЕЛЕСНО-ОРИЕНТИРОВАННАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

Танцевально-двигательная терапия

Телесно-ориентированная психотерапия: основы, работа с клиентом, диагностика

Соматическая вегетотерапия В. Райха

Телесно-ориентированная терапия в работе с травмами и кризисными состояниями

Введение в Хакоми ТРАНСАКТНЫЙ АНАЛИЗ И ТЕРАПИЯ НОВОГО РЕШЕНИЯ

Прояснение сценария собственной жизни. Анализ игр и сценариев. Счастливые

и несчастливые сценарии. Анализ и коррекция сценариев жизни. Ловушки и тупики

в терапии: Методы работы с сопротивлением. Сказкотерапия в сценарном анализе

 

«ЗОЛОТОЙ   ФОНД   ПСИХОТЕРАПИИ»   ]

Яро Старак, Тони Кей,

Джеймс Олдхей м

i

ТЕХНИКИ ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ

Рискните быть живым

Научный редактор: Бутенко Г.

Редактор: Брпенко К.

Дизайнер обложки: Зотова Н.

Компьютерная верстка: Алина Г.

Корректор: Чаркова Н.

Подписано в печать 15.06.2009.

Формат 60 х 90/16.

Печать офсетная. Печ. л. 11.

Тираж 4000. Заказ № 2356.

ООО «ПСИХОТЕРАПИЯ»:

129337, Москва, ул. Красная сосна, д. 24.' Тел./факс: (495) 988-6429, (499) 188-1932 E-mail: psybook@list.ruили psybook@narod.ru

ОТДЕЛ ОПТОВЫХ ПРОДАЖ:

(495) 988-6429, (499) 188-1932 (8-963) 712-3381

http://www.optbook.narod.ru

Отпечатано в полном соответствии

с качеством предоставленных диапозитивов

в ОАО ордена «Знак Почета»

«Смоленская областная типография им. В. И. Смирнова».

214000, г. Смоленск, проспект им. Ю. Гагарина, 2.

Издательство «Психотерапия» 129337, Москва, а/я 70

 

РИСКНИТЕ БЫТЬ ЖИВЫМ - это сборник идей и упражнений

гештальт-терапии. Он поможет читателю получить представление

о психологических приемах, разработанных гештальт-терапевтами.

Эти приемы с успехом могут применяться не только

в психологической практике, но и в повседневной жизни,

они служат расширению сознания и развитию способности

воспринимать мир в его целостности.

Они предназначены для тех, кто хочет научиться

воспринимать себя ясно и четко

и хочет стать творцом собственной жизни.

Книга адресована психологам и психологам-консультантам, студентам и аспирантам, а также широкому кругу читателей, всем, кто рискует быть живым.

РИСК

Вдруг засмеешься - станешь дураком, Заплачешь - скажут, что сентиментален. Потянешься к другим - запутаться рискуешь, А чувства выразишь - вдруг обнаружишь истинное я.

Идеи и мечты перед толпою бросишь -
                                                рискуешьпотерять.

Любя - вдруг станешь нелюбимым, Живя - рискуешь умереть.

Надеясь - можно разочароваться, Во всем стараясь - можно ошибаться.

Нам должно рисковать,

Великая опасность - если нечем.

Ведь если нечем рисковать,

Ты ничего не делаешь, да и не стоишь.

Ты можешь избегать страданья и печали -Но ты не сможешь изменяться, Расти и чувствовать, любить и жить.

       Сковав себя привычками, они - рабы,

       Лишились права на свободу.

Ведь только тот свободен, кто рискует.

ВНИМАНИЕ!

Объявляется набор группы на курсы повышения квалификации по теме

"ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ. ЭФФЕКТИВНОЕ ЖИЗНЕННОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ"

20 апреля 2017 года

г. Якутск

16 ак/ч

Ведущий – Аргунова Лия Иннокентьевна,практикующий психолог ГБУ РС (Я) «Центр социально-психологической поддержки семьи и молодежи», отличник молодежной политики РС (Я)

Цель курса- самоопределение и построение жизненных планов на будущее. 

В программе:

  •  Вы сможете лучше узнать себя, свои сильные и слабые стороны, найти причину возможных неудач и устранить их.
  • Тренинг действительно раскрывает потенциал личности: то есть вы можете вдруг обнаружить, что способны на большее, чем предполагали ранее. Появляются силы и возможности для осуществления самых смелых планов, достижения целей.
  • Вы начнете по-другому смотреть на одни и те же ситуации, а значит, будете способны прожить их по-новому. Меняете мышление – меняется ваша жизнь.
  • Тренинг дает колоссальный заряд энергии, силы для преобразования вашей жизни, который невозможно получить, читая книги или просматривая фильмы. Ведь на тренинге вы применяете все знания на практике. Кроме того, здесь работает так называемый «эффект группы», когда вас поддерживают другие люди, имеющие похожие проблемы и трудности. Именно поэтому ваш рост и развитие не останавливается после прохождения тренинга, а, по сути, только начинается.

К участию приглашаются все желающие. По окончании курса слушателям выдается удостоверение установленного образца о повышении квалификации

Подробнеео курсах Вы можете узнать у нас на сайте - psycentr-ykt.ru, по телефону - 8(4112)32-03-37 или электронному адресу - mao-centr@yandex.ru (методико-аналитический отдел).

Мы ждем Вас!